Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

«Резиновая» аффилированность

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

В российском законодательстве о банкротстве нет, пожалуй, понятия, определяемого столь неоднозначно и расплывчато, как аффилированность.

В ст.

4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в качестве аффилированного лица названы физическое и юридическое лицо, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, а также указан перечень случаев (закрытый с точки зрения юридической техники, но фактически открытый), когда лица признаются аффилированными.

Критерии аффилированности выработаны в банкротном праве применительно к определению статуса контролирующих должника лиц и сгруппированы в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г.). 

Судебная практика по делам о банкротстве исходит из того, что аффилированность может быть как юридической (то есть прямо отвечать признакам, установленным законом), так и скрытой или фактической (когда в судебном порядке будет доказано, что лицо, несмотря на отсутствие юридической аффилированности, оказывало влияние или определяло деятельность другого лица). Для установления признаков фактической аффилированности учитываются общность экономических интересов лиц, наличие между ними правоотношений, не соответствующих рыночным условиям, согласованность действий в отношениях с третьими лицами, наличие фидуциарных либо властно-распорядительных отношений между физическими лицами и др.

Естественно, что установление фактической аффилированности зависит исключительно от конкретных обстоятельств дела, активности (а иногда и статуса) стороны, заявляющей о таких признаках, судебной оценки доказательств в частности и дискреции вообще, что ведет к отсутствию единообразия судебной практики. К примеру, наличие у нескольких кредиторов одного и того же представителя в некоторых ситуациях служит достаточным основанием для возникновения у суда подозрений в фактической аффилированности этих кредиторов, а в других – вообще не вызывает вопросов.

Активное развитие доктрины субординации требований контролирующих лиц, явившееся, по сути, результатом как борьбы с «продолжниковыми» банкротствами, так и стремления увеличить размер удовлетворения требований независимых кредиторов по результатам процедур банкротства, привело к тому, что суды стали более детально оценивать наличие взаимосвязей между арбитражными управляющими, с одной стороны, и должником или кредиторами – с другой.

Безусловно, одно из требований к арбитражному управляющему – отсутствие его заинтересованности по отношению к должнику или кредиторам – направлено на предотвращение возможного конфликта интересов.

Однако слишком вольная трактовка термина «аффилированность», превращение его в «бесконечно растяжимое» понятие приводят к тому, что фактически арбитражным управляющим вменяется в вину любая, даже самая косвенная, связь с должником, контролирующими лицами или кредиторами.

Я не случайно назвал понятие аффилированности «резиновым»: отказ в утверждении или отстранение арбитражного управляющего по такому основанию, на мой взгляд, ничем иным, как санкцией, назвать нельзя. 

К подобному выводу пришел, в частности, АС г. Москвы в рамках дела о банкротстве должника (определение от 6 июля 2020 г. по делу № А40-173401/2019).

Для отстранения финансового управляющего суд счел достаточным довод о том, что он представлял одного из кредиторов в другом судебном процессе о взыскании задолженности с этого должника, что было расценено судом как фактическая аффилированность.

При этом, исходя из содержания судебного акта, никаких неправомерных действий (бездействия), ущемления прав должника, несоблюдения баланса интересов участников дела о банкротстве управляющим допущено не было. 

Огульное применение подобных чрезмерно, на мой взгляд, жестких стандартов к арбитражным управляющим считаю недопустимым – они не должны становиться, по сути, заложниками «резиновой» аффилированности – как в приведенном и подобных случаях.

В соответствии с п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в целях предотвращения злоупотребления правом (ст.

10 ГК РФ) при рассмотрении дела о банкротстве суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в должной компетентности, добросовестности или независимости которого у суда возникли существенные и обоснованные сомнения. Однако суд вправе отказать в утверждении управляющего или отстранить его только в случае именно существенных сомнений.

Далее в этом же пункте постановления разъяснено: учитывая исключительность данной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности за совершенные нарушения, суд должен также принимать во внимание, что основанием для подобных отказа или отстранения не могут служить нарушения, совершенные управляющим по неосторожности, а также несущественные нарушения, или не причинившие значительного ущерба, или состоявшиеся значительное время (несколько лет и более) назад.

Кроме того, еще до широкого распространения правил о субординации Верховный Суд в Определении от 4 июня 2018 г.

№ 305-ЭС18-413 по делу № А40-163846/2016 указал: для того чтобы субординировать требования кредитора, у суда должны возникнуть разумные сомнения.

Данная позиция впоследствии легла в основу всех судебных актов, связанных с установлением стандартов и бремени доказывания по подобным делам.

Таким образом, для применения «отвода» управляющего всегда необходимо преодоление «минимального порога» – разумных, существенных и обоснованных сомнений суда в независимости арбитражного управляющего и невозможности их опровержения.

В случае, рассмотренном АС г. Москвы, этот «порог», на мой взгляд, пройден не был. Да, арбитражный управляющий являлся судебным представителем кредитора по спору с должником в суде общей юрисдикции до возбуждения дела о банкротстве.

Полагаю, это может свидетельствовать скорее о том, что между кредитором и физлицом (будущим финансовым управляющим) были гражданско-правовые отношения по возмездному оказанию юридических услуг. Возможно также, что это физлицо и вовсе было сотрудником юридической компании или привлеченным в порядке аутсорсинга специалистом.

Судебное представительство – это комплекс действий в интересах третьих лиц в ограниченных процессуальными рамками условиях, что само по себе, на мой взгляд, не свидетельствует о том, что между поверенным и доверителем возникает заинтересованность и аффилированность.

И даже выдача доверенности (по сути, как указано в учебниках гражданского права, действие фидуациарного характера) также не влечет безусловного возникновения указанных доверительных отношений в прямом смысле слова. 

Иными словами, если у пяти кредиторов, предъявивших требования о включении в реестр к одному и тому же должнику, один и тот же представитель, данное обстоятельство может вызывать подозрения в наличии скрытой аффилированности. Однако если у пяти доверителей одно и то же лицо представляло их интересы в различных процессах в разное время, для возникновения «разумных сомнений» в наличии признаков их аффилированности этого недостаточно.

Трудно согласиться с выводом об аффилированности кредитора с его управляющим, когда кредитор, к примеру, указывает одну и ту же кандидатуру арбитражного управляющего в нескольких инициированных им делах о банкротстве.

Вероятнее, речь идет о том, что кредитор заявляет управляющего, известного ему как профессионала, который сможет качественно выполнить комплекс мероприятий по погашению кредиторской задолженности.

На достижение именно этой цели и направлен институт аккредитации саморегулируемых организаций или конкретных управляющих у системных кредиторов, который последние, кстати, ввели и поддерживают.

Немаловажно, на мой взгляд, и применение временных параметров к оценке наличия фактической аффилированности. Например, если пять лет назад одно лицо представляло другое, вряд ли стоит серьезно на этом основании заявлять об аффилированности лиц в текущий момент.

В отсутствие указанных обоснованных и существенных сомнений «отводить» арбитражного управляющего, а также неоправданно применять завышенный стандарт доказывания, полагаю, недопустимо. 

Более того, управляющему должна быть предоставлена возможность опровергнуть такие сомнения. Сейчас вопрос решается просто – кто-либо из участников процесса заявляет доводы против кандидатуры арбитражного управляющего (а он, как правило, в судебном заседании по утверждению его кандидатуры не участвует).

Суд, соглашаясь с указанными доводами, отказывает в утверждении.

В связи с этим считаю необходимым предоставить управляющему право участвовать в такого рода судебных заседаниях, а в случае возражений против его утверждения – право выдвинуть контраргументы и предоставить доказательства в опровержение заявленных доводов.

Перепечатка статьи из “Адвокатской газеты” https://www.advgazeta.ru/mneniya/rezinovaya-affilirovannost/

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/07/20/rezinovaya_affilirovannost

Аффилированные лица в банкротстве: кто это, как доказать, судебная практика

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

При наступлении банкротства должники стремятся оградить свое имущество от притязаний кредиторов. С этой целью они заключают договоры дарения, купли-продажи по заниженной стоимости с родственниками, организациями, в состав учредителей которых входят супруги, родители, братья и сестры руководителя или учредителя должника.

При возникновении подобных правоотношений говорят об аффилированности. Разберем, кого понимают под аффилированными лицами в банкротстве, как доказать аффилированность, как обжаловать сделки с аффилированными лицами. Также рассмотрим примеры из судебной практики, показывающие, к каким последствиям приводит аффилированность.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 (800) 333-05-49 Бесплатный звонок для всей России.

Кого понимают под аффилированными лицами в банкротстве?

Под аффилированными лицами понимают граждан и организации, способных оказать влияние на хозяйственную деятельность предпринимателей и компаний, в отношении которых начата процедура банкротства.

К аффилированным лицам можно отнести:

  • организации и граждан, оказывающих влияние на решения, принимаемые должником-банкротом;
  • лиц, являющихся участниками совета директоров, общего собрания участников (акционеров) и других коллективных органов компаний;
  • лицо, имеющее право распоряжаться голосами акций и владеющее более 20 % от общего числа голосующих акций;
  • лица, имеющие более 50 % от общего уставного капитала общества;
  • родственники руководителя компании-банкрота.

При рассмотрении конкретных дел о банкротстве суды могут выявлять индивидуальные признаки аффилированности.

Как доказать аффилированность в деле о банкротстве

К основному моменту в доказывании факта аффилированности относят необходимость подтвердить, что конкретное лицо обладает влияние на принимаемые должником решения. Аффилированное лицо в свою очередь должно доказать, что не имело своей целью оказать негативное влияние на должника.

Необходимость доказывания аффилированности становится актуальной в том случае, когда аффилированное лицо получило какую-то выгоду за счет должника в ущерб интересов кредиторов.

При доказывании раскрываются хозяйственно-экономические связи между аффилированным лицом и должником. Также может потребоваться подтвердить, что долги возникли по причине оказания давления на руководителя организации.

Пример из судебной практики 1. Конкурсный управляющий ООО ХК «Амур-Мост» и кредиторы обратились в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника, а также руководителя ООО «Антанта», являющегося аффилированным лицом. В связи с тем, что он совершил сделки, направленные на вывод имущества должника.

Так, директор организации заключил договор дарения со своей дочерью, передав ей производственное здание РУЭС стоимостью более 37 млн.руб. Также в пользу руководителя должника в качестве дивидендов были оформлены нежилое помещение и квартира общей стоимостью более 10 млн. руб. В дальнейшем это имущество также было передано его дочери по договору дарения.

Кроме того, под влиянием директора должник продал ООО «Антанта» 17 единиц техники на сумму более 3 940 700 руб. Судом установлено, что директором ООО «Аннтанта» является дочь руководителя ООО ХК «Амур-Мост». То есть ООО «Антанта» является аффилированным по отношении к должнику лицом.

Все перечисленные сделки были оспорены конкурсным управляющим и признаны недействительными. Суд пришел к выводу, что аффилированное лицо, получившее имущество должника по договорам дарения без оплаты, причинило ущерб должнику и его кредиторам.

Директор должника ООО ХК «Амур-Мост» был привлечен к субсидиарной ответственности за доведение общества до банкротства. Также к субсидиарной ответственности была привлечена дочь руководителя должника, являющаяся директором ООО «Антанта». Суд пришел к выводу, что она является заинтересованным по отношению к должнику лицом.

В результате совершения сделок имущество ООО ХК «Амур-Мост» перешло в семью бывшего директора, что причинило ущерб кредиторам должника (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.08.2020 года по делу № А04-9605/2015).

Обжалование сделок с аффилированными лицами в деле о банкротстве

В большинстве случаев аффилированные лица в деле о банкротстве являются кредиторами. Их целью является получение от банкрота денежных средств или иного имущества.

В случае, когда аффилированное лицо получает имущество должника по мнимой сделке без встречной оплаты или по договору дарения, его действия расцениваются как вывод собственности банкрота из конкурсной массы. Арбитражный управляющий оспаривает такие сделки, чтобы вернуть имущество должнику и предотвратить причинение ущерба кредиторам.

Пример из судебной практики 2. Конкурсный управляющий ООО «Тайгер» обратился в суд с заявлением к ИП Яруллиной Венере Мубаракшовне о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства, по которому предприниматель приобрел в собственность гусеничный автоукладчик стоимостью 2 937 569,89 руб.

В процессе судебного разбирательства проводилась экспертиза. Согласно экспертному заключению реальная стоимость проданного имущества составляет 6 658 800 руб.

Судом сделан вывод о том, что цена гусеничного автоукладчика, реализованного по оспариваемому договору, значительно ниже его рыночной стоимости, что не соответствует интересам должника и его кредиторам. В результате продажи имущества финансовое положение ООО «Тайгер» ухудшилось, следовательно, ИП Яруллина В.М.

причинила имущественный вред кредиторам, требования которых остались непогашенными из-за выбытия гусеничного автоукладчика из конкурсной массы должника. Также суд установил, что ИП Яруллина В.М. является супругой учредителя ООО «Тайгер», в связи с чем ее признали аффилированным лицом по отношению к должнику.

Договор купли-продажи был признан недействительным, суд обязал ИП Яруллину В.М. вернуть имущество в собственность ООО «Тайгер» (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.10.2020 года № Ф01-12814/2020).

Заключение эксперта

Подведем итоги:

  1. Аффилированными лицами являются компании и граждане, оказывающие влияние на хозяйственную деятельность должника-банкрота.
  2. Чаще всего аффилированными по отношению к должнику лицами признаются учредители, директора, родственники, компании, в состав учредителей которых входят супруги, братья и родители директора или учредителя должника.
  3. В случае причинения вреда должнику в результате совершения сделок с аффилированными лицами они привлекаются к субсидиарной ответственности наряду с учредителем и руководителем организации-банкрота.
  4. Сделки, совершенные с аффилированными лицами, могут быть обжалованы и признаны недействительными. Если суд удовлетворит заявление, аффилированное лицо должно будет вернуть полученную собственность должнику.

Кредиторам следует внимательно изучить, какие лица являются аффилированными по отношению к должнику, находящемуся в процессе банкротства.

Это позволит своевременно заметить, что должник заключил с таким лицом сомнительную сделку по выводу имущества из конкурсной массы и оспорить ее в рамках дела о банкротстве. Поэтому важно привлечь в качестве помощника квалифицированного юриста, который специализируется на данной категории дел.

Специалисты нашего сайта всегда готовы проконсультировать кредиторов по всем вопросам, касающимся аффилированных лиц в деле о банкротстве. Оставьте заявку и получите консультацию.

Источник: https://SocPrav.ru/affilirovannye-lica-v-bankrotstve

Вопросы аффилированности в делах о несостоятельности, рассмотренных Верховным судом

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика
16.05.2019

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.   

1. Дело, в котором аффилированность стала доводом в пользу действительности поручительства (Определение ВС РФ №305-ЭС18-22264) 

Конкурсный управляющий банком попросил суд включить денежные требования в реестр требований должника-акционерного общества. Основание этого требования – договоры поручительства, которые заключило АО, поручаясь за выполнение обязательств четырех компаний. Конкурсный управляющий АО подал встречное заявление – о признании указанных поручительств недействительными. Три судебные инстанции признали сделки по поручительству недействительными, и арбитражный управляющий банком обратился с жалобой в ВС РФ. ВС РФ пояснил, что корпоративные отношения между поручителем и заемщиком дают объяснение совершению подобных сделок. А в конкретном случае стороны сделки по поручительству и иные, предоставившие обеспечение исполнения обязательств субъекты входили в одну группу компаний. В частности, по этому основанию судебные акты трех инстанций были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

2. Дело, где суд привел пример обстоятельств, способных свидетельствовать об аффилированности (Определение ВС РФ №305-ЭС18-17629 (2))

Общество попросило суд включить его требования (основной долг и проценты) в реестр к должнику. Заявление было основано на том, что общество, являясь поручителем должника, исполнило за него обязательство по выплате банку задолженности. Суды первых двух инстанций удовлетворили заявление, в кассации часть акта о начислении процентов направили на новое рассмотрение, остальное оставив без изменения. Суды не приняли доводы конкурсного кредитора насчет того, что между заявителем и банкротящейся компанией имеются отношения, направленные на формирование подконтрольной задолженности и влияния на ход банкротных процедур. 

Мнение Верховного суда

Тем не менее, ВС РФ посчитал важным довод конкурсного кредитора о том, что заявитель и должник имеют одного и того же конечного бенефициара – физическое лицо, определяющее действия этих хозяйствующих субъектов и иных, применяющих счет должника как транзитный. Несмотря на то, что формальных юридических проявлений аффилированности не имелось, ВС РФ напомнил: основание для признания лица бенефициаром – это его возможность для дачи обязательных к исполнению распоряжений подконтрольным компаниям или оказание на них влияния иным образом. При этом обычно конечный бенефициар не желает раскрываться, юридической связи с подконтрольными фирмами у него не имеется. Поэтому судам следовало определить, имелись ли свидетельствовавшие о подчиненности обстоятельства – такие, как:

  • синхронные действия лиц, входящих в одну группу при отсутствии каких-либо экономических оснований для этого;
  • нарушение экономических интересов одного субъекта для выгод другого из этой же группы;
  • исключение при этом иных обстоятельств, при которых могли бы возникнуть такие ситуации.

Кроме того, не было учтено, что заявитель не занимался таким основным видом деятельности, как предоставление обеспечения. А значит, имелись мотивы к предоставлению поручительства:

  • либо аффилированность;
  • либо экономическая выгода заявителя.

Суды не изучили указанные обстоятельства. Верховный суд пояснил: нужно отследить внутригрупповые отношения, установив, принадлежат ли должник и заявитель к одной группу лиц. В этой связи принятые по делу судебные акты были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

3.  Дело об оптимизации долгов аффилированных лиц (Определение ВС РФ №305-ЭС18-18943)

В 2006 году ООО-1 перечислило ООО-2 более 20 млн рублей на условиях договора беспроцентного займа сроком на 5 лет.  В 2007 году ООО-1 уступило требование этих денежных средств ООО-3. При этом ООО-3 обязалось выплатить стоимость уступки требования до 2015 года, однако не сделало этого. В 2013 году ООО-1 уступило данное требование ООО-2. По условиям второй уступки:

  • обязательство ООО-2 перед ООО-1 было прекращено зачетом нераскрытого сторонами обязательства;
  • ООО-2 стало должником ООО-3 в отношении возврата заемных средств;
  • ООО-3 стало должником ООО-2 в отношении выплаты цены договора цессии.

В сентябре 2017 года ООО-3 было признано несостоятельным, ООО-2 попросило признать его требования к ООО-3.  Суд первой инстанции заявителю отказал, так как закончилась исковая давность (момент заключения первого договора цессии). В апелляции и кассации с такой позицией не согласились, указав, что раз в первом договоре уступки требования срок – 2015 год, то исковая давность не истекла. При этом были отклонены доводы конкурсного управляющего должником о связанности ООО-1, ООО-2 и ООО-3 – поскольку суды посчитали, что вхождение в одну группу лиц не свидетельствует об отсутствии фактических отношений. Кроме того, между совершением сделок имелся большой временной разрыв.

Почему с этим не согласился Верховный суд?

  • Мажоритарный корпоративный контроль за ООО-1, ООО-2 и ООО-3 осуществляли физические лица, связанные брачными отношениями, что было установлено судом апелляционной инстанции. При этом в обычном обороте аффилированные лица стараются оптимизировать внутренние долги, что может длиться с учетом доверительных отношений неограниченное количество времени. В этой связи временной разрыв при заключении договоров правового значения не имеет.
  • Учитывая факт, что по требованию ООО-3 к ООО-2 срок исковой давности истекал до отсроченного исполнения встречного обязательства, компании не желали ни взыскивать долги, ни оформлять соглашения о взаимозачете. Такое поведение может свидетельствовать об аффилированности этих лиц.
  • После инициирования в отношении ООО-3 процедуры банкротства, аффилированное с ним ООО-2 воспользовалось оптимизацией внутренних долгов и заявило требование о включении задолженности в реестр. Было очевидно, что арбитражный управляющий ООО-3 потребовать исполнения с ООО-2 уже не сможет – из-за истечения исковой давности. В этой связи ВС РФ оставил в силе акт первой инстанции.

1053

Источник: https://legaltop.ru/overview/voprosy-affilirovannosti-v-delakh-o-nesostoyatelnosti-rassmotrennykh-verkhovnym-sudom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.