Как доказать лжесвидетельство

Содержание

Ложное обвинение и дача ложных показаний (лжесвидетельствование) по уголовному делу: статья 307 УК РФ

Как доказать лжесвидетельство

В подавляющем большинстве судебных процессов истина устанавливается с помощью свидетелей произошедшего. Именно свидетельские показания чаще всего решают судьбу обвиняемого, а потому любое лицо, выступающее свидетелем в судебном процессе, обязано говорить только правду и ничего, кроме правды.

На деле же бывает так, что свидетель лжёт – в личных интересах, по чьей-то просьбе, по какой-либо иной причине – не важно, в любом случае тем самым он совершает уголовно наказуемое преступление. Уголовный кодекс предусматривает ответственность за заведомо ложные показания по статье 307. Как определяется ложность и что является составом преступления – разберём далее.

Заведомо ложные показания в УК РФ

Дача заведомо ложных показаний – статья 307 УК РФ, под этим понимается намеренное, сознательное искажение сведений, касающихся обстоятельств дела на этапе дознания, следствия или суда. Опять же, стоит различать заведомо ложные показания и просто ложные.

Во втором случае отсутствует намеренный характер действий, то есть свидетель может вводить следствие в заблуждение, не имея на то умысла, а просто по незнанию, в этом случае уголовная ответственность не наступает, однако факт именно непреднамеренного обмана должен быть доказан.

Объектом такого преступления, как лжесвидетельство, выступают права и свободы человека, а также деятельность следственных органов и суда, потому как главная опасность подобного поступка – наказание невиновного и вынесение незаконного решения суда.

Субъектом может выступать не только свидетель, дающий ложные показания, а также  потерпевший, оговоривший обвиняемого, и переводчик, эксперт или иные специалисты, давшие неверное заключение.

Как устанавливается факт подлога: признаки и способы

Свидетель (потерпевший), давая показания, всегда претендует на их истинность, в большинстве случаев так и есть, однако бывают ситуации, когда дознаватель или следователь могут усомниться в правдивости предоставленных сведений.

Этому способствует наличие определённых «признаков лжи» при даче показаний. На что обращает внимание сотрудник правоохранительных органов во время допроса, и что говорит о возможном подлоге сведений:

  • допрашиваемый в разное время сообщает различные сведения касательно одного и того же момента;
  • показание имеют неопределённость, отсутствует конкретика;
  • показания нескольких лиц об одном и том же расходятся в деталях;
  • допрашиваемый оговаривается или проговаривается по ходу обсуждения моментов, осведомлённость в которых отрицает;
  • отсутствие эмоционального фона в показания, их схематичное, «заученное» представление;
  • настойчивое выделение каких-либо моментов, в том числе акцентирование внимания на собственной порядочности и незаинтересованности результатами расследования;
  • уклонение от прямого ответа на вопрос;
  • сокрытие конкретных фактов, которые допрашиваемый не мог не знать.

При наличии каких-либо из этих признаков, допрашивающий вправе заявить, что ему преподносится заведомо ложная информация.

Далее следует доказательство события лжи путём установления таких обстоятельств, как:

  • где, когда, имело место ложное заявление, в каких условиях и форме;
  • кем и кому была сообщена ложь, по какой причине, с какой целью;
  • была ли ложь намеренной или нет;
  • повлияли ли какие-либо обстоятельства или конкретные люди на то, чтобы было сделано ложное заявление;
  • каким способом и при чьём участии были подготовлены заведомо ложные данные, имеет ли место сопряжённая с ними фальсификация доказательств с целью придания правдивости общей картины;
  • какие последствия имела ложь для следствий, какой вред и кому был причинён.

Установление факта лжесвидетельства заключается, таким образом, в том, чтобы выявить наличие очевидных несоответствий в показаниях свидетелей об обстоятельствах дела. Вывод, сделанный на этом основании, доводится до сведения допрашиваемого, тот, в свою очередь, может изменить свои слова, признав факт дачи ложных показаний по уголовному делу.

Читайте, что делать если ребенка избили в школе.

А тут о том, куда жаловаться если муж избивает жену.

Статья 307 предусматривает реальный срок, потому чаще всего уличённый во лжи свидетель не пытается отрицать очевидного и соглашается сотрудничать со следствием и дать правдивые показания.

Действия следственной группы, проводимые с целью установления факта наличия лжесвидетельства можно разделить на четыре группы — это действия, целью которых является:

  • предотвратить ложь;
  • распознать ложь;
  • разоблачить ложь;
  • изменить установку солгавшего, спровоцировав его тем самым отказаться от ложных показаний и дать соответствующие истине.

Процесс разоблачения лжесвидетельства начинается с допроса солгавшего и заканчивается этим же, но с предъявлением объективных доказательств дачи заведомо ложных показаний. Во время допроса задаются вопросы разного характера, чтобы  дополнить данные, детализировать, уточнить, разъяснить, их цель – сбить с толку лжеца, дать ему запутаться в собственной лжи.

Человек, говорящий правду, легко восстанавливает события в памяти, перескакивает с одного на другое, отвечает, не задумываясь, лжецу же требуется время, чтобы «вписать» ложь в изменившуюся картину, «подогнать» под требуемый ответ и т.д.

Ещё один способ вывести лжеца на чистую воду – очная ставка, на которую приглашается человек, способный уличить его в обмане. Зачастую проводится серия очных ставок, каждая из которых касается отдельного элемента в дела, а общая картина в итоге даёт неоспоримые доказательства введения следственных органов в заблуждение.

Итогом всей этой работы является предоставление лжецу сведений о неправдивости данной им информации. Происходить это может двумя путями. В первом случае опровергающие данные копятся и демонстрируются целиком на специально подготовленном допросе. Во втором они сообщаются по ходу следствия, таким образом, выстраивается серия допросов.

Вне зависимости от того, каким способом следственная группа пользуется для разоблачения лжи, основная цель всегда одна и та же – получить правдивую информацию по обстоятельствам дела. Лжеца же ожидает наказание за заведомо ложные показания.

Наказание за дачу заведомо ложных показаний по статье 307 УК РФ

Какая ответственность за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена законом? Статья 307 УК РФ предполагает несколько вариантов наказаний для тех, кто ввёл следствие в заблуждение. Выбор того или оного вида зависит от обстоятельств конкретного дела.

Так, самая минимальная ответственность – это штраф за дачу ложных показаний, однако сумма его достаточно весома – до восьмидесяти тысяч, или же  в соответсвии с размером заработной платы  за полгода. Также за данное преступление можно получить обязательные работы на четыреста восемьдесят часов, арест на три месяца или лишение свободы на срок до двух лет.

Если же эти деяния были совершены с обвинением лица в тяжком, а также в особо тяжком преступлении, наказание может быть назначено в виде принудительных работ на пять лет или лишение свободы также на пять лет.

Можно ли освободиться от ответственности

Как уже было сказано выше, ответственность не наступает, если информация представляет собой не заведомо ложные сведения, а так называемое добросовестное заблуждение лица, то есть искажение сведений носит ненамеренный характер.

Есть также и специальное условие, отмеченное в примечании к 307 статье УК РФ, при выполнении которого ответственность снимается. Это добровольное признание в даче ложных показаний. Однако работает это условие на этапе следствия, до вынесения приговора судом. Лицо, сознавшееся в искажении информации не подлежит уголовному преследованию.

Есть и третий способ уйти от ответственности – сказать неправду. Согласно Конституции РФ обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя самого, соответственно, он может солгать, чтобы защитить себя самого. Линия защиты, построенная на лжи таким образом, не является преступлением, в этом случае подсудимый может законно солгать следствию.

Полезная статья «Можно ли обжаловать пожизненное лишение свободы присужденное по статье 57 УК РФ».

По ссылке «Может ли врач уклониться от ответственности за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ)».

Заключение

Часто люди, идя на обман следственных органов по просьбе знакомых или в личных интересах, не понимают, что это является преступлением и может быть наказано по закону, статья за лжесвидетельство подразумевает реальную уголовную ответственность.

Подобных ситуаций масса, а следователи хорошо обучены распознавать ложь, поэтому, оказавшись в ситуации необходимости быть свидетелем в уголовном производстве, лучше не идти на поводу у кого бы то ни было, и не вставать на путь обмана, дабы не оказаться на скамье подсудимых самому.

Источник: https://prava.expert/uk/otvetstvennost/za-dachu-lozhnyh-pokazanij-i-lozhnoe-obvinenie-po-state-307-uk-rf.html

Статьи 306, 307 УК РФ дача ложных показаний: что грозит

Как доказать лжесвидетельство

Задумайтесь о возможных последствиях, прежде чем говорить что-либо. Помните, что действия подобного рода караются лишением свободы. Дача ложных показаний может обернуться и солидным штрафом, о чем говорится в постановлении 307 УК.

Каким будет наказание? Все ответы в статье 307 УК

В первой части статьи можно найти санкции, которые применяются за дачу ложных показаний:

  • Штраф в размере дохода за полгода или 80 000 рублей.
  • Обязательные работы сроком на 480 часов.
  • Исправительные работы сроком на два года.
  • Заключение под арест сроком до 3-х месяцев.

Вторая часть статьи посвящена даче ложных показаний, при условии совершения тяжкого преступления. В этом случае, наказание может быть следующим:

  • Виновному назначаются принудительные работы сроком на 5 лет.
  • Лишение свободы на 5 лет.

307 статья носит название «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод».

Мы сумели разобраться в том, что может последовать за дачей ложных показаний. Важно отметить, что наказание может быть назначено суровое. В следственных органах всегда предупреждают о подобном, перед началом допроса.

В какой момент человек считается виновным?

Как и многие другие преступления, дача ложных показаний должна сопровождаться составом. В него входят четыре основных элемента:

  1. Субъект (согласно законодательству, это может быть любой человек от 16-и лет).
  2. Степень опасности ложных показаний для общества.
  3. Субъективная сторона вопроса.
  4. Объект действия.

Кого принято считать субъектом?

Ответственность за дачу ложных показаний, ложится на любого человека, достигшего 16-и лет. Изучая статью, можно увидеть следующие категории:

  1. Свидетель. В 56 статье УПК представлено подробное определение. Законодательство представляет свидетеля как лицо, информированное об определенных деталях совершенного преступления. Они могут оказать влияние на ход следствия и воспринимаются как достоверные. Свидетель вызывается с целью получить важные сведения.
  2. Потерпевший. Статья 42 УПК содержит подробное определение. Это физическое лицо, ставшее жертвой определенного преступного деяния. Это может быть и юридическое лицо, если определенные действия нанесли вред репутации предприятия и т.д.
  3. Эксперт. Подробное описание определения содержится в 57 статье УПК. Это лицо, обладающее определенными познаниями и навыками, которые могут потребоваться для проведения судебной экспертизы. Например, эксперт может вынести заключение относительно психологического состояния человека, природы появления различных повреждений или выявить причину смерти.
  4. Специалист. Описание определение находится в статье 58 УПК. Законодательство представляет специалиста как физическое лицо, которое обладает особыми навыками, принимает активное участие в ходе расследования. Помимо этого, эксперт осуществляет изъятие различных предметов или документов, применяет различные технические средства, для продуктивного содействия с экспертом, в целях решения определенных вопросов, которые могут появиться в процессе расследования.
  5. Переводчик. Статья 59 УПК определяет переводчика как лицо, обладающее необходимыми лингвистическими навыками, которые могут потребоваться для расследования и судебного разбирательства.

В отечественной судебной практике редко прослеживаются случаи, описанные в статье 307. В большинстве случаев, этот вопрос относится к свидетелям или потерпевшим, которые стремятся смягчения, усиления или снятия обвинений.

Обвиняемый или подозреваемый, как и его ближайшие родственники, имеют право отказаться от дачи показаний.

Если же вы приходитесь родственником обвиняемому или потерпевшему, но решаете дать ложные показания, то за это попадаете под ответственность по статье 307 УК. Важно помнить, что дача ложных показаний может обернуться серьезным наказанием.

Если ложные показания дает потерпевший, то статья распространяется и на него.

Объективная сторона вопроса

К объективной стороне вопроса, можно отнести следующие пункты:

  1. Ложные показания со стороны потерпевшего, свидетеля или же специалиста.
  2. Ложное заключение, вынесенное экспертом.
  3. Ложный перевод.

Показаниями называют определенные данные, рассказанные участниками процесса. Они посвящены преступному деянию и различным событиям, которые имеют к нему непосредственное отношение.

Показания считаются преступными только в случае, если они имеют непосредственное отношение к расследованию, а также могут повлиять на решение суда.

Переводчики, специалисты, эксперты, потерпевшие, свидетели и прочие лица, принимающие участие в процессе, заведомо предупреждены о том, к чему может привести дача ложных показаний. Этот факт не мешает многим нарушать законодательство и предоставлять ложную информацию.

Показания могут называться ложными, если:

  • Не соответствуют истинному ходу событий, полностью или частично.
  • Относятся к расследованию. Это означает, что данные показания были приобщены к делу, в качестве улик. Например, если вы украдкой рассказываете следователю о случившемся, то такие показания не будут иметь силы и не будут считаться ложными. В понятии уголовного процесса, их попросту не было.

Если свидетель или потерпевший, намеренно не рассказывают важную информацию, то это также считается дачей ложных показаний.

Состав преступления будет считаться формальным до определенного момента. Все зависит от того, на какой стадии находится процесс:

  • После того, как свидетель или потерпевший подписывает протокол, его слова вступают в действие (подразумевается расследование).
  • После дачи показаний в суде.

Субъективная сторона вопроса

В основе статьи 307 УК лежит корыстный умысел и намеренное желание обмануть следствие. Это означает, что лицо, дающее ложные показания, прекрасно понимает возможные последствия, стремится обвинить невинного человека или снять вину с преступника.

В данном случае мотивы подобных действий могут различаться. Это и корыстный умысел, и личная выгода, и личные отношения и многое другое. Несмотря на мотивы виновного, для законодательства такие действия характеризуются как тяжкое преступление. Сложность вопроса заключается в том, что доказать вину человека очень сложно:

  • Свидетельница утверждает, что точно видела обвиняемого, одетого в закрытую одежду. Возможно, она намеренно вводит суд в заблуждение или просто не обозналась. Выявить правду непросто.
  • Свидетель убежден, что слышал голос подозреваемого. Возможно, ему просто показалось. А может, он решил обвинить невиновного человека.

Если человек дал ложные показания по ошибке, то уголовная ответственность за подобные действия не предусматривается.

Объект преступления

В данном случае, объектом считаются общественные отношения, имеющие влияние на ход расследования и судебное разбирательство. А факультативным объектом принято считать интересы участников судебного процесса.

Есть ли возможность снять ответственность за дачу ложных показаний?

Любой человек, давший ложные показания, имеет шансы снять с себя ответственность, за совершенные действия. Для этого придется раскрыть свою ложь суду, а также рассказать мотивы, которые побудили пойти на обман.

Важные детали

  1. Если человек просто заблуждается, то он не считается виновным в даче ложных показаний.
  2. Ответственность предусмотрена лишь в случае, если речь идет об уголовном деле.

    Для гражданских дел нет меры наказания за дачу ложных показаний.

  3. Если для свидетеля было выделено отдельное производство (если преступление было совершено не одним, а несколькими лицами), то ложные показания не будут уголовно наказуемыми.

Основные отличия 306 статьи УК от 307

Этот вопрос относится к числу самых распространенных. Основное отличие в том, что 306 статья вообще не относится к даче показаний. Она подразумевает ложный донос. Иными словами, наказание предназначено за рассказ о преступлении, которое:

  • Никогда не происходило. Например, рассказ об убийстве человека, который на самом деле жив.
  • Происходило, но было совершено другим человеком. К примеру, ваша квартира была ограблена. Вы пишите заявление и обвиняете определенного человека. В действительности, вы совершили ограбление самостоятельно, чтобы получить выплату по страховке.
  • Искусственное преувеличение случившегося. К примеру, было совершено ограбление, а заявитель утверждает, что на его глазах убили человека.

По этой причине, сотрудники полиции почти всегда предупреждают о том, что человек может понести ответственность по 306 статье.

Основа для сравненияСтатья 306 Заведомой ложный доносСтатья 307 Дача ложных показаний
Субъективная сторона вопросаПодразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность.Подразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность.
Объективная сторона вопросаАнонимный или открытый донос о произошедшем нарушении закона. Донос происходит до того, как начинается уголовное дело и становится катализатором.Рассказ о тех событиях, которые имеют прямое отношение к совершенному преступлению. В данном случае показания, оценка эксперта, перевод и прочие данные, даются уже после возбуждения уголовного дела и в процессе расследования.
СубъектЭто может быть любой человек, достигший 16-и лет.Это человек, достигший 16-и лет. Субъектом может быть потерпевший, свидетель, переводчик и т.д.
ОбъектГосударственные органы, а также интересы граждан.Государственные органы, а также интересы граждан.

Донос всегда подразумевает информацию о преступлении. Если рассказ повествует о жизни соседей и прочих событиях подобного рода, то это доносом не считается.

Наказание за лжесвидетельство?

За подобные действия действительно может последовать наказание.

Но только в том случае, если факт лжесвидетельства произошел в процессе расследования уголовного дела. Ответственность предусмотрена и в процессе исполнительного производства.

В статье 17.9 подробно описана ответственность, предусмотренная за преступные деяния подобного рода. В данном случае, все может ограничиться административным штрафом в размере от 1000 до 1500 рублей.

7 ключевых моментов

  1. Если свидетель, переводчик или эксперт, дают ложные показания, то за этим может последовать лишение свободы сроком до 5-и лет. Административная ответственность подразумевает назначение штрафа в размере 1000 рублей.
  2. Для того, чтобы предъявить человеку обвинения, необходимо доказать наличие корыстных намерений. Иными словами, если человек дал ложные показания, не осознавая этого, ответственность с него снимается.
  3. Если человек признался в обмане до того, как начался судебный процесс, с него будет снята ответственность.
  4. Заведомо ложные показания и ложный донос, в корне отличаются друг от друга.
  5. В обоих случаях для ложных показаний и ложного доноса, состав преступления будет формальным.
  6. Если ложные показания были даны на гражданском суде, то наказания за это не будет.
  7. Если родственники согласились дать показания, но намеренно обманули суд, они будут также привлечены к ответственности.

Источник: https://advokati-moscow.ru/info/stati-306-307-uk-rf/

Процедура имитации. Ложные показания свидетелей, несуществующие документы и другие недопустимые доказательства, которые суд кладет в основу обвинения

Как доказать лжесвидетельство

Что-то я в последнее время не испытываю особого энтузиазма от своих походов в суд. Особенно если речь идет о процессах по делам об административных правонарушениях или по уголовным делам.

Судебное разбирательство во многих случаях постепенно трансформировалось в имитацию отправления правосудия. Соблюдается регламент суда (хотя некоторые судьи и этого не делают), но представленные сторонами доказательства надлежащим образом не исследуются.

Результатом судебного следствия становится «подгонка» имеющихся доказательств под шаблон обвинительного приговора или постановления. При этом содержание самих доказательств, равно как и законность их получения, суд не учитывает.

Имитация выглядит уместно в кинематографе или театре. Актеры имитируют различные жизненные процессы, и от этого действа все только выигрывают.  Зрители получают удовольствие от просмотра кино или спектаклей.  Актеры и лица, участвующие в создании картин и постановок, получают денежное вознаграждение. При этом все остаются довольны и не причиняют друг другу никакого вреда.

В имитации судебного разбирательства проигрывают все.

Судья проигрывает в том, что вынужден выкручиваться и находить основания для отказа в удовлетворении ходатайств защиты даже тогда, когда такие основания отсутствуют. Точно также он вынужден находить доказательства обвинения, когда таковых нет, либо есть такие, что лучше бы их не было.

Прокурор проигрывает в том, что вынужден поддерживать обвинение даже в тех случаях, когда по-хорошему от этого обвинения следует отказаться.

Защитник проигрывает в том, что осознает свою правоту, но не имеет возможности ее доказать. Вернее, доказать-то ее он может, но лишь при условии, если эти доказательства будут приниматься судом. А пока такого условия нет, защитнику тоже приходится выкручиваться, чтобы не свести свое участие в судебном процессе к абсолютному нулю.

Почему проигрывает подсудимый, объяснять, думаю, не нужно. Он уже проиграл, когда оказался в этом статусе. Ему лишь остается надеяться, что степень этого проигрыша не окажется для него слишком трагичной.

Чтобы исключить «обнуление» своей роли в уголовном деле многие защитники стремятся выбирать путь согласия с предъявленным обвинением. В этом случае подзащитный заведомо чувствует себя виноватым и понимает, что обвинительного приговора не избежать, а защитник остается для него последней надеждой на смягчение наказания.

Незначительная разница в сроке наказания между запрошенным прокурором и назначенным судом (что происходит в большинстве случаев, т.к. суд обычно дает срок немного поменьше, чем просит государственный обвинитель)  констатируется такими защитниками как выигрыш дела.

Меня такой выбор не устраивает, да и подзащитные все время попадаются какие-то «неправильные» — ни в чем не виновные. Поэтому для себя я разработал несколько иной порядок действий в суде первой инстанции, чтобы из нуля превратиться в какое-нибудь значимое число. Об этом расскажу в конце данной публикации.

Раньше я писал в своей статье Правосудие с «широко закрытыми глазами» о том, что суд перестает слышать и видеть только тогда, когда выступает сторона защиты. Оказывается, я ошибался.

Судьи научились не слышать даже то, что говорят свидетели обвинения, потому что оценивают только количество доказательств, которые можно включить в обвинительный приговор для создания видимости их совокупности.

О качестве доказательств речи не идет.

Приведу всего два примера, на которых можно наглядно прочувствовать всю глубину проблемы.

Пример 1. Мой подзащитный М. привлекается к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

Предыстория такова.

Сотрудники ГИБДД предлагают М. пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью алкотестера. При этом они не производят отстранение водителя М. от управления транспортным средством и задержание его автомобиля и не составляют соответствующие процессуальные документы.

М. выдувает в прибор, и тот показывает по нулям. Сотрудникам этого мало, и они направляют М. на медицинское освидетельствование. В протоколе не указывают ни одного основания, в соответствии с которым у М., по мнению сотрудников ГИБДД, выявлены признаки опьянения.

По результатам медицинского освидетельствования М. у него в моче обнаруживаются каннабиноиды. Врач ставит стандартную печать в акт: «Установлено состояние опьянения». Никаких сведений о количественных показателях выявленного наркотического средства в акте не указано.

Подзащитный в шоке, так как в принципе не употребляет ни алкоголь, ни тем более наркотики. Начинаем выявлять причину такого показателя. М. вспоминает о том, что незадолго до сдачи анализа удалял себе зуб и употреблял обезболивающее лекарственное средство – Нурофен (Ибупрофен). По предварительной информации данное средство может давать ложноположительный тест на тетрагидроканнабинол.

А теперь о доказательствах, которые должны иметь значение для суда.

Допрашиваю в суде сотрудника ГИБДД, оформившего протокол о направлении М. на медицинское освидетельствование.

Вопрос: Вы производили отстранение М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: Вы составляли протокол об отстранении М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, обязательно.

Вопрос: Вы направили протокол об отстранении М. от управления транспортным средством вместе с остальными материалами в мировой суд?

Ответ: Да, направил.

Вот и приехали. Напоминаю, что в материалах дела никакого протокола нет, потому что отстранение М. от управления транспортным средством не производилось.

Идем далее.

Вопрос: По каким признакам Вы определили, что М. находится в состоянии опьянения?

Инспектор замялся и не смог ответить на поставленный вопрос.

Начинаю устраивать ликбез, перечисляя основания, предусмотренные законом: запах алкоголя изо-рта, неустойчивость позы, шаткость походки, поведение не соответствующее обстановке…

На последней фразе инспектор оживляется и, радостно кивая головой, говорит:  — Во, во, оно самое!

— Что именно? – уточняю я.

— Поведение, не соответствующее этой, как ее… обстановке! Вот!

Очень интересно. То есть мой подзащитный, по словам сотрудника ГИБДД, вообще был «в неадеквате». Согласитесь, странный вывод, особенно если учесть отрицательные показатели алкотестера, а также тот факт, что после проведения медосвидетельствования М. благополучно сел за руль своего автомобиля и уехал домой.

Вопрос: Вы указали это основание в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование?

Ответ: Да, конечно.

Смотрим протокол. Напротив указанного инспектором основания никакой отметки не стоит.

Подытожим результаты допроса.

Сотрудник ГИБДД дал суду ложные показания, то есть попросту наврал, что составлял протокол об отстранении М. от управления транспортным средством; что М. находился в неадекватном состоянии; что это обстоятельство послужило основанием для направления М. на медицинское освидетельствование.

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен стукнуть своей колотушкой, пардон, судебным молотком, по столу (во всяком случае, именно так это выглядит в образцовой программе «Час суда», которой так доверяют наши граждане), после чего влепить частник в адрес начальства инспектора и незамедлительно прекратить дело в отношении М., потому как все нарушения налицо, и разбирать тут больше нечего.

Что делает наша судья? Правильно! Она даже глазом не моргнула, убедившись, что показания инспектора ложные, и что процедура направления М. на медосвидетельствование грубо нарушена. Она уже вынесла бы постановление о лишении М.

водительских прав, да неугомонный защитник заявил ходатайство о вызове в суд понятых, которых, (О, ужас!) со слов М., вообще не было при составлении протокола.

Так что процесс благополучно продолжился, и теперь вынесение обвинительного постановления является лишь вопросом времени.

Пример 2. Мой подзащитный привлекается к уголовной ответственности за незаконный сбыт наркотических средств.

Задержание произошло по классической схеме. Закупщик, участвующий в ОРМ «проверочная закупка», находясь под давлением оперативников, убедил-таки моего подзащитного приобрести для него наркотик.

По таким делам наибольший интерес представляет механизм появления закупщика в поле зрения правоохранительных органов.

При допросе оперативника, оформившего все материалы ОРМ, следователь допускает досадную оплошность и указывает в протоколе допроса такую фразу: «Н. (закупщик) был вызван к нам в отдел для проведения с ним профилактической беседы, в ходе которой сообщил, что Г. (мой подзащитный) занимается сбытом наркотиков».

Словосочетание «был вызван», а тем более для некой «профилактической» беседы уже дает основание защитнику заявлять о наличии провокации в действиях оперативных сотрудников полиции, поскольку инициатива организации сбыта наркотиков идет от них, а не от Н. и тем более не от Г.

Изучаем рапорт об основаниях для проведения проверочной закупки. Одним из оснований указывается заявление Н. Все замечательно, вот только никакого заявления в материалах уголовного дела нет.

В суде на допросе оперативный сотрудник на голубом глазу сообщает суду о том, что «Гражданин Н. добровольно явился к нам в отдел и сообщил о том, что Г. занимается сбытом наркотиков».

Учитывая содержание допроса оперативника на следствии, констатируем факт, что он дает суду заведомо ложные показания.

Задаю оперативнику вопросы.

Вопрос: В какой форме Н. заявил вам о том, что Г. занимается сбытом наркотиков – в устной или письменной? Если в письменной, какой документ был им составлен?

Ответ: Н. написал заявление о данном факте.

Вопрос: Указанное заявление было передано следователю вместе с остальными оперативными материалами?

Ответ: Да, конечно.

Опять ложь. Никакого заявления в перечне оперативных материалов и в материалах уголовного дела нет.

Заявляю ходатайство об оглашении показаний оперативника, данных на следствии, в связи с существенными противоречиями.

По итогам оглашения спрашиваю, подтверждает ли он данные показания. Ответ положительный.

Тогда задаю главный вопрос, имеющий непосредственное отношение к данному делу.

Вопрос: Поясните, пожалуйста, каким образом Н. был вызван к вам в отдел, и что за профилактическая беседа с ним была проведена?

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен заинтересоваться полученным ответом свидетеля, и при возникновении соответствующих сведений констатировать факт того, что в действиях сотрудников полиции имеет место провокация.

Что делает наш судья? Правильно! Не дожидаясь ответа оперативника, он нервно подскакивает на месте и буквально кричит в мою сторону: «Вопрос снимается!»

«Нет, ребята, все не так, все не так, как надо», — почему-то вспомнил я в тот момент знаменитые строчки из песни Владимира Высоцкого.

Только у меня одного возникло ощущение, что такая реакция свидетельствует об укрывательстве преступления, совершенного сотрудниками полиции? Нет, вы не подумайте чего, это я так, размышляю.

А теперь о порядке действий, который я соблюдаю, оказавшись участником (но не соучастником) процесса имитации. Благодаря следованию этому порядку, в прошлом году по некоторым делам мне удалось достичь весьма неплохих результатов, о которых я указывал в своей статье Подведение итогов. Примеры некоторых уголовных дел, завершенных в 2017 году

Говорить своим доверителям только правду, которая заключается в том, что в судах первой и апелляционной инстанций «ловить нечего», а дальше «как карта ляжет». Тем самым вы сразу лишите своего подзащитного всяких иллюзий, и ваш проигрыш в суде не будет восприниматься им так болезненно.

Конечно, здесь есть риск отпугнуть от себя клиентов, особенно тех, которые ждут от Вас гарантированного результата по делу. Если вы считаете, что можете давать такие гарантии, тогда у нас с вами разное представление об адвокатской деятельности.

Безусловно, можно лукавить и говорить, что какие-то шансы на успех есть и даже представлять их в процентном выражении — право ваше. Но лично я категоричен.

Для повышения вероятности того, чтобы «карта легла» как надо, готовиться нужно заблаговременно, начиная еще со стадии следствия и судебного разбирательства в первой инстанции. С этой целью нужно тщательно аргументировать свою позицию и подкреплять аргументы письменными ходатайствами и документами.

Не менять изначально выбранную позицию ни при каких обстоятельствах. Особенно если вам предлагают «вкусняшки» в виде серьезного смягчения наказания — в случае признания вины и выбора особого порядка. Просто так такое не предлагают. Значит, с доказательствами обвинения дела совсем плохи.

Держать себя в руках. Никаких эмоций. Изначально нужно быть готовым к нарушению процессуального закона со стороны судьи и прокурора, действующих против Вас и Вашего подзащитного как единое целое, и воспринимать это как должное. Предупрежден – значит вооружен. Что бы ни происходило в судебном разбирательстве, Вы должны «держать марку»: не суетиться, не дерзить, не поддаваться на провокации.

К сожалению, Ваши эмоциональные выпады в адрес судьи и государственного обвинителя могут негативно отразиться на Вашем же подзащитном, а в худшем случае – на Вас самих. Чтобы дисциплинировать участников процесса можно производить аудиозапись судебных заседаний.

Короче говоря, нужно аккуратно, но настойчиво «гнуть свою линию». И тогда имитация на каком-то этапе может трансформироваться в правосудие и принести вам заслуженный результат.

Источник: https://pravorub.ru/articles/81176.html

Истца и ответчика нельзя наказать за дачу ложных показаний, но репутацию стоит поберечь

Как доказать лжесвидетельство

Мало кто знает, что в российском суде можно врать, не опасаясь никаких последствий. Что делать, если ваш оппонент постоянно меняет обстоятельства, которыми объясняет свои претензии? Юридическая служба «Нашей Версии» решила найти ответ на этот вопрос.

ООО «Диалан» (издатель газеты «Наша Версия») попала в абсурдную ситуацию в Хамовническом суде Москвы. Как только изначальная причина спора была дезавуирована, истец предъявил новые надуманные претензии.

Всё выглядит так, будто он подгоняет условия под желаемое решение своей задачи.

Вы спросите: как же уголовная статья за ложные показания? Отвечаем: она распространяется на свидетелей, экспертов и переводчиков, но не на истцов и ответчиков.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Главные герои судебных хроник, по сути, могут говорить что угодно, и ничего им за это не будет. Ложь истца мешает суду установить конкретные обстоятельства дела, что не только вредит репутации всей судебной системы. Решения судов, принятые на основе ложных показаний, обжалуются в вышестоящих инстанциях и, как следствие, приводят к росту нагрузки на судей. Вот почему это происходит.

Закон о «второй правде»

Судебная реформа идёт в России не первый год. Почти столько же судейское сообщество спорит о том, нужна ли ответственность за ложные показания для истцов и ответчиков. Одни считают, что сложившийся порядок даёт участнику процесса способ защитить своё право.

Истец и ответчик напрямую заинтересованы в исходе дела (причём в противоположном результате). Чья правда имеет место быть – должен решить суд, который обязан не только выслушать объяснения сторон, но и в совокупности изучить иные доказательства по делу.

Если лишить одну из сторон возможности отстаивать свою позицию (пусть и проигрышную), то процесс может потерять состязательность.

С другой стороны важно, чтобы такое поведение истца не привело к злоупотреблению правом. Поэтому иная часть судейского сообщества считает ситуацию в России парадоксальной.

Почему во всём цивилизованном мире участника судебного процесса наказывают за ложные показания, вне зависимости от его статуса, а у нас – нет? Почему только свидетелям и экспертам закон говорит, что врать нельзя? Наверное, все видели, как в американских фильмах герои, положив руку на Библию, клянутся говорить в суде только правду.

В британских судах искажение либо сокрытие фактов одной из сторон может перечеркнуть абсолютно все доказательства, на которые она опирается. Такая строгость стимулирует всех участников процесса отделять подтверждаемые факты от мнений, предположений и фантазий.

Правда может быть только одна. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, факты на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). От того, на сколько удастся доказать зависит исход дела.

Беспомощность суда против лжи

Неужели нет никакой управы на истца, если он откровенно пытается ввести суд в заблуждение? Противники уголовной ответственности говорят, что можно использовать уже имеющиеся законодательные нормы.

Действительно, в теории можно привлечь лжеца к ответственности по нескольким статьям Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, Гражданского кодекса (ГК) РФ и Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ.

По теме

В частности, в соответствии со ст. 151 ГК РФ можно отсудить у оппонента компенсацию морального вреда в случае, если он предоставил суду недостоверные сведения.

Статья 1064 ГК РФ позволяет отсудить компенсацию материального ущерба, если таковой причинён потерпевшему в результате обмана суда ответчиком.

Но практика показывает, что на данный момент суды, скорее всего, не станут применять указанные нормы при искажении фактов истцом.

В ряде случаев ложные показания дают повод привлечь их автора к ответственности по ч.1, ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Но при таком раскладе придётся доказывать заведомый характер распространения порочащих сведений, а сделать это бывает непросто. Потому в лучшем случае вам придётся довольствоваться вынесенным в вашу пользу решением суда по предмету спора.

Безнаказанность порождает безответственность

Любой человек имеет право раскрыть своё видение ситуации, но факты он искажать не должен. Статья 431 ГК РФ устанавливает, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Но обстоятельства подписания документа оценивать сложнее.

Например, ответчик может настаивать, что оспариваемый договор был подписан в январе в Москве, а истец – что стороны договорились обо всём устно в августе при обмене сообщениями по электронной почте. В этом примере речь идёт о констатации двух разных фактов, одним из которых пытаются подменить другой.

К сожалению, обыватель привык в суде говорить то, что он хочет видеть в данной ситуации. А во всем мире, оказывается, суду надо говорить правду.

Алёна Сероштан, Юридический отдел ООО «Версия»

Такова практика европейских судов, где участник процесса излагает факты, влияющие на исход дела, под действием «affido» (лат. – «клятвенно удостоверяю»). Такая «присяга» произносится непосредственно в самом процессе или у нотариуса.

Если суд заподозрит сторону в искажении информации, он вправе отказать в рассмотрении иска.

Поэтому каждый участник процесса, сообщающий под присягой какую-либо информацию, осознает, что несет ответственность за неё, вплоть до уголовной, что приводит не только к совершенствованию судебной системы, но и повышению уровня правосознания среди граждан, участвующих в процессе.

Некоторые наши сограждане, к сожалению, демонстрируют в судах полное отсутствие правосознания. Например, Евдокимов С. М. или его представитель по доверенности Николотова О. А. или Федина Л. А.

, директор юридической компании «Коннект», пытались лишить права собственности новых владельцев помещений в центре Москвы. Они хотели доказать, что цокольный и первый этажи дома по адресу Малый Могильцевский переулок, 4а являются «общими помещениями».

И что торги, проведенные по собственности города через площадку Сбербанка, по факту не могли продать площади жильцов.

Основанием были, похоже, лишь слова владельца комнаты в коммунальной квартире, который якобы хранил в указанных помещениях свои вещи, а также использовал их для прохода к техническим помещениям дома для снятия показаний со счётчиков. Предполагаем же мы только потому, что на самом деле неизвестно кто – юристы или жилец лавировал между собственными претензиями.

По теме

Ни одного серьезного документа в поддержку своих слов они предоставить не смогли. Ответчик пояснил, что все приборы учёта находятся в совершенно ином месте, для прохода к ним доступ в спорные помещения не требуется.

Казалось бы, спор можно считать оконченным, но судебный процесс продолжается. Истец уточнил исковое заявление, исключив из него часть претензий, связанных с узлами учёта. Потом увеличил права требования в двадцать раз по площади! Потом в два раза сократил.

Никак представители Евдокимова не могли определиться, что придумать на этот раз и что ещё запросить у суда.

Просили и документы из Росреестра, и из БТИ, и экспертизу, и звали в суд всех, включая управляющую компанию, которая правда потом пояснила, что не знает ни о каком общем имуществе в этих помещениях. Звали и город, который владел и сдавал эти помещения Наркологии с 89 года.

Каждые поступавшие документы в итоге свидетельствовали, что нет оснований верить словам Истца. В итоге суд терял время, отвлекались другие госорганы, предоставлявшие документы, ответчик терял время, помещения стояли в ожидании решения суда без дела.

Никакой ответственности за свои прежние голословные обвинения он, скорее всего, не понесёт. Правда, юристы, которые представляют его интересы, вряд ли могут улучшить свою репутацию за счёт подобного ловкачества.

Пожалуй, институт репутации адвокатов – единственное, на что остаётся надеяться российскому правосудию на фоне несовершенства норм, направленных против лжесвидетельства.

Мнение

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»:

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»

– К вышесказанному следует добавить, что наше издание сталкивается с данной проблемой не в первый раз. Чуть ли не в каждом процессе, где участвует наш издательский дом, истцы «манипулируют» первоначально предоставленными данными как им этого захочется.

И ответственности по законодательству за то, что обычно связывают с собственной невнимательностью или забывчивостью не несут. При этом наши юристы обращают внимание судов на данные факты, но суды должным образом не воспринимают их мнение.

Максимум судьи могут «пожурить» участника процесса за какой-либо «факт». Таким образом, мы видим здесь серьезную проблему, от которой зависят в первую очередь сроки рассмотрения судебных споров, которые зачастую искусственно затягиваются недобросовестными истцами.

Возможно, тут и стоит нашим законодателям обратить свой взор на европейский опыт.

Источник: https://versia.ru/istca-i-otvetchika-nelzya-nakazat-za-dachu-lozhnyx-pokazanij-no-reputaciyu-stoit-poberech

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.