Как доказать подконтрольность агента принципалу

Содержание

Как налоговики разоблачают агентские схемы — Audit-it.ru

Как доказать подконтрольность агента принципалу

Источник: Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH

Ссылка на оригинал статьи

Агентский договор в связке со специальными режимами налогообложения – один из самых распространённых инструментов налоговой оптимизации.

Своей популярностью обязан не только кажущейся простоте, но и регулярным маркетинговым усилиям налоговых «кудесников».

Термин «агентская схема» и его разновидность «обратная агентская схема» прочно заняли место не только в головах предпринимателей, консультантов и бухгалтеров, но и в арбитражной практике.

Мы проанализировали 300 дел по искусственному дроблению за 2017-2019 год (охват анализа составил 95% по всей России). Агентский договор упоминается в них как элемент «построения схемы» более, чем в 10% случаев.

Напомним, агентский договор может опосредовать собой две модели взаимодействия: модель комиссии и модель поручения, более подробно мы писали об особенностях их применения в этой статье.

По модели комиссии заинтересованное лицо (принципал, комитент) даёт поручение другой стороне (агенту, комиссионеру) на совершение сделок от имени комиссионера, но в интересах и за счёт заинтересованного лица.

То есть заинтересованное лицо как бы скрывается за «спиной» комиссионера.

Хотя комитент и может быть упомянут в договоре, заключаемом комиссионером, права, обязанности и ответственность перед третьими лицами возникают у последнего.

В модели поручения агент действует от имени принципала, в его интересах и за его счёт. По сути агент действует на основании доверенности и все сделки заключаются от имени заинтересованного лица. Следовательно, все права и обязанности по заключаемым сделкам возникают у принципала.

Перечисленные особенности при правильном использовании могут обеспечить очевидные преимущества агентского договора как в отношении функции сбыта (особенно территориально-обособленного), так и в отношении функции закупа:

  • распределение зон (территорий) ответственности при организации продаж и/ или закупа;
  • оптимизация управленческих процессов взаимодействия с поставщикам и/или покупателями;
  • максимально возможный охват рынка (территорий) бизнесом через развитие сети партнёров-агентов.

А в качестве приятного «побочного эффекта»:

  • уменьшение размера выручки агента и, как следствие, возможность применения специального налогового режима

Широкое распространение и кажущаяся простота агентского договора при посредничестве «налоговых копперфильдов» и пренебрежения очевидным табу – заключения сделки исключительно в целях налоговой экономии – уводит налогоплательщиков в налоговый спор.

По мнению ФНССм. Письмо Федеральной налоговой службы РФ от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@ «О направлении методических рекомендаций по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов)»., об искусственности агентского договора свидетельствуют:

  • факты перечисления комиссионером, принявшим товар на реализацию, денежных средств до фактической продажи товара (агент действует за счет принципала и не может его финансировать);
  • включение в договор обязанности агента оплатить товар не позднее определенной даты или условия о перечислении оплаты за товар частями независимо от его реализации. Агент не может быть точно уверен, когда продаст товар, поэтому он не может брать на себя риски принципала и перечислять ему свои денежные средства. Такие условия характерны для договора поставки, но не агентского договора;
  • отсутствие отчетов агента или их несоответствие требованиям закона и/или условиям договора;
  • применение агентских договоров при фактическом отсутствии у агента или комитента трудовых, материальных и иных ресурсов для реального исполнения договора, то есть отсутствие какой-либо реальной финансово-хозяйственной деятельности одной из сторон договора.

Традиционная налоговая схема недобросовестного использования конструкции упрощенно выглядит так:

Принципал на ОСН реализует товары через подконтрольного ему Агента на УСН, выводя таким образом часть получаемой прибыли в виде уплаты агентского вознаграждения под более низкую ставку налога.

Однако сквозной анализ судебных дел вновь обнаружил несколько неожиданных выводов:

Во-первых, все больше в роли псевдо-агента выступает как раз сам налогоплательщик. Скорее всего, из желания контролировать весь «входящий» поток выручки (агент на продажах) либо ключевые связи с поставщиками (если он агент на закупе).

Во-вторых, подавляющее большинство дел касается использования широко разрекламированной модели «обратного агента».

Чтобы внести немного ясности в умы отечественных предпринимателей, 

приведем 6 проигранных в суде ситуаций c доказательствами искусственного дробления: 

1.  Оптовая компания на ОСН (налогоплательщик) два с половиной года поставляла продукты муниципальным детским садам. Поскольку покупателям в силу своего статуса входной НДС был не нужен, налогоплательщик оформил с двумя подконтрольными компаниями на УСН агентские договоры и перезаключил контракты с садиками на них.

Теперь они поставляют продукты муниципальным образованиям, а Оптовая компания эти продукты только закупает у своих поставщиков. Вот он «обратный агент» – налогоплательщик. Экономия очевидна: вся конечная поставка теперь не облагается НДС.

Этот налог возникает только с вознаграждения новоиспеченного агента, а основная выручка облагается по ставке упрощенцев. 

Налоговый орган подобный креатив, конечно, не оценил.Постановление АС Поволжского округа от 04.10.2018 по делу №А12-34781/2017

Доказательствами схемы послужили: 

  • регистрация принципалов по адресу налогоплательщика;
  • историческая взаимозависимость по участникам и руководителям;
  • наличие совместителей у агента и принципалов;
  • свидетельские показания о фактической поставке продуктов одними и теми же лицами, одними и теми же транспортными средствами от имени всех компаний;
  • большая часть выручки принципалов в итоге «оседала» у агента в виде перечислений на закуп товара.

2.  ИП на ОСН помимо собственных продаж продуктов, также выступала агентом на закупе для нескольких ИП на УСН, в том числе своего супруга. Аналогично в этой ситуации выручка от конечной реализации через подконтрольных субъектов подлежала обложению по более низкой ставке принципалов.

Налоговые органы установили выдачу принципалами доверенностей налогоплательщику на представление их интересов в банке, а также единый IP-адрес, с которого шло управление банковскими счетами всех субъектов. В дополнение один из принципалов прямо заявил, что за регистрацию ИП он получает 5000 руб. в месяц от «псевдо-агента».

Постановление АС Поволжского округа от 24.01.2019 по делу №А12-1656/2018

3. Общество-налогоплательщик изготавливало и продавало мясные и рыбные консервы, применяя УСН. Однако на протяжении долгого периода времени всё это оно делало не в своих интересах, а как агент ряда компаний. В функции агента входило: закуп сырья, производство продукции и ее отгрузка конечным покупателям.

При этом даже товарные знаки реализуемой продукции были также зарегистрированы на агента. Налоговая установила у принципалов классические признаки фирм-однодневок (учредительство лица в 596 организациях, исключение из ЕГРЮЛ как недействующего лица, прекращение деятельности присоединением, выполнение подписи неустановленным лицом и т.п.) и вменила агенту всю выручку группы.

Постановление АС Северо-Западного округа от 06.02.2019 по делу №А21-8557/2017

Более «классические» примеры необоснованного использования агента, выявленные налоговым органом:

4. Закуп хоз.товаров велся от лица трех компаний, отгружающих далее продукцию по оптовому направлению через ООО «Агент», а в розницу – через поставку ИП Собственник на ЕНВД.

Налоговая вменила всю деятельность одной из закупочных компаний, доказав:

  • взаимозависимость всех субъектов;
  • закуп товаров у одних и тех же поставщиков и их реализация через одного агента;
  • совпадение юридических адресов субъектов группы с фактическим адресом деятельности налогоплательщика;
  • миграцию сотрудников между компаниями группы;
  • совпадение телефонных номеров и адресов электронной почты;
  • единое управление расчетными счетами;
  • наличие зависшей кредиторской задолженности в значительном объеме перед агентом, которую он даже не пытался взыскать, что «не характерно для организаций, ведущих независимую хозяйственную деятельность и не оказывающих влияния на принимаемые хозяйственные решения друг друга» и т.п.

Вообще отсутствие финансовой дисциплины – один из частых признаков искусственности отношений в группе при реализации любых договорных конструкций.

5.

Взаимозависимый с налогоплательщиком ИП-комиссионер на продажах (один из бенефициаров бизнеса, поскольку к сторонним агентам доверия нет, а так в моменте безопаснее, думают собственники) задерживает перечисление выручки ряду принципалов, чтобы они не превысили лимиты по УСН.Постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.03.2018 по делу №А46-16687/2016 Что, опять же, несвойственно нормальным хозяйственным отношениям.

Интересно, что в подавляющем большинстве судебных дел использование агентского договора имеет какие-то гротескные черты. Что ни кейс – то доведенная до абсурда ситуация. Суд и налоговая даже не вспоминают про надлежащее оформление отчетов и т.п.

И так достаточно признаков «схемы». Одновременно это вселяет уверенность, что случаи разумного применения конструкции потому в судебной практике и отсутствуют, что в действительности вопросов особых не вызывают.

До судов доходят только экстравагантные реализации:

6. ООО-собственник недвижимости на УСН часть активов сдало в аренду взаимозависимой компании, при этом заключив с ней агентский договор на представление ее интересов со сторонними субарендаторами.

Искало этих субарендаторов, собирало с них на свои счета арендные платежи и т.п.

Очевидно, что никакой деловой цели в подобных отношениях, кроме как разделить фактически выручку между несколькими лицами по УСН – нет.

По сути, все претензии к налогоплательщику сводятся к отсутствию у его контрагентов самостоятельности (независимости от него) и самодостаточности (могут и без него сами работать), а также к отсутствию деловой цели отношений (наличие любой иной цели сделки, нежели получение налоговой экономии). Это краеугольные камни в защите от любых претензий в искусственном дроблении. И если они есть – то взаимозависимость, пересечение по сторонним контрагентам, единое управление и т.п. уже не так страшны:

ИП принципал передавал ГСМ на реализацию обществу, в котором у него была доля в 19%. Имелось совпадение телефонов и адресов контактных лиц, бухгалтерское обслуживание велось одним и тем же лицом, а вознаграждение агента в 1,5-2 раза отличалось от стоимости услуг другим лицам.

Однако суды поддержали налогоплательщика-агента, которому налоговый орган пытался вменить всю выручку принципала. Аргументами защиты стало: наличие сторонних независимых принципалов у налогоплательщика. Самостоятельный закуп ГСМ принципалом у лиц, с которыми налогоплательщик никогда не имел хозяйственных отношений.

Постановление АС Уральского округа от 21 ноября 2018 г. по делу № А76-34350/2017

Работая по агентской модели, необходимо также помнить о:

  • соблюдении финансовой дисциплины между контрагентами: отсутствие зависших задолженностей, авансирования принципала, необычных форм расчетов;
  • тщательном оформлении первичной документации, опосредующей отношения (отчеты агента, перевыставление счетов-фактур и т.п.);
  • экономической целесообразности и добросовестности в отношениях сторон: минимальное вознаграждение агента на закупе может объясняться его встречной выгодой в аккумулировании дополнительных объемов поставки по более низкой цене, а максимальное вознаграждение агента на сбыте – обеспечением стабильной реализации дополнительных объемов продукции принципала и т.п. 

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/contracts/a70/1000580.html

13 «загадок» агентских отношений: что смущает налоговиков?

Как доказать подконтрольность агента принципалу

Налоговики довольно часто сомневаются в «честности» агентских отношений. «Зачем нужны агенты, ведь можно обойтись наемным персоналом? А если агенты существуют, значит «пахнет» необоснованной налоговой выгодой». И налоговики используют весь арсенал средств по раскрытию тайн агентских отношений: от смекалки до современных технологий.

В борьбе за 200 млн рублей налоговая «разведка» нашла 13 причин для доначислений

В результате выездной проверки компании доначислены пени, недоимки и штрафы на сумму около 200 млн рублей. Дело дошло до Верховного суда.

Основанием для доначислений послужил вывод налоговиков о том, что общество создало цепочку по уклонению налогов с привлечением агентов и фирм-однодневок. В данном деле присутствовал стандартный набор всех популярных налоговых грехов.

Однако, метания сотрудников налоговой службы в поисках «в чем-то да виновен», оказались «пустышками»:

Довод №1: в агентах нет смысла

Инспектора решили, что и без помощи агентов компания великолепно бы справилась с закупкой продукции. Но суд отклонил этот довод, поскольку налоговики «не вправе оценивать экономическую целесообразность сделок, стороны свободны в заключении хозяйственных договоров».

Юлия Баранова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Налоговики нередко ставят под сомнение целесообразность привлечения агентов при осуществлении предпринимательской деятельности.

    Перед тем, как включить агента в цепочку своих контрагентов будьте готовы подтверждать это деловыми целями, а также соблюдайте реальность оказания услуг и придерживайтесь установленного законом документооборота. Постановление АС Уральского округа от 13.07.

    16 №А71-5004/2015 наглядно иллюстрирует, как наличие реальных деловых целей служит весомым аргументом для суда, чтобы встать на сторону налогоплательщика.

Довод №2: нереальность поставок

Налоговики поставили под сомнение факт исполнения агентских отношений. Инспекторы утверждали, что доставка товара осуществлялась напрямую от контрагентов до конечных грузополучателей. Но суд опроверг нереальность поставок, на которую давили проверяющие:

  • Передача товара соответствует условиям поставок и агентским соглашениям;
  • Факт передвижения товара подтвержден товарными накладными, счетами-фактурами, актами выполненных работ и т.д.

На основании ст. 1005 ГК РФ «…по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала».

Компания подтвердила, что в проверяемом периоде агенты осуществляли деятельность на основании агентских договоров, в соответствии с которыми агенты за вознаграждение от своего имени за счет и в интересах принципала заключали сделки, передавали продукцию на склад, изучали рынок и т.

д.

Довод №3: показания свидетелей

В ходе многочисленных допросов налоговики нашли «нестыковки» во взаимоотношениях компании с контрагентами. И поставили факт сделок под вопрос… Что важно для суда: слова или реальность?

  • Собственники транспортных средств сказали, что товар от производителей вывозился напрямую в компанию, минуя контрагентов и агентов. Да и сами производители это подтвердили;
  • «Мы их знать – не знаем, и документы не подписывали» – так сказали учредители и директора некоторых контрагентов. При этом на основании выписки из ЕГРЮЛ данные лица являлись руководителями контрагентов.

Но суд не принял во внимание показания свидетелей, как обоснованный аргумент отсутствия реальности сделок.

Юлия Баранова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    В последнее время в ходе выездных налоговых проверок немаловажное значение отводится свидетельским показаниям. Не стало исключением и Определение ВС РФ от 02.03.16 №305-КГ16-622.

    В комментируемом деле налоговики не ограничились разговорами с сотрудниками компаний-контрагентов. Они допросили родственников.

    И их показания сыграли не в пользу компании, а склонили чашу весов в пользу ИФНС.

Довод №4: контрагенты – фирмы-однодневки

Стандартное подозрение налоговиков: «куда ни глянь – везде обнальные признаки». Контрагенты 1 и 2 звена не обладают трудовыми, финансовыми, материальными ресурсами, номинальные директора и учредители. Но никаких конкретных доказательств инспекцией представлено не было, только исключительно предположения, слова и размышления… Поэтому суд посчитал выводы налоговиков необоснованными.

Юлия Баранова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Наличие среди контрагентов фирм-однодневок еще не является основанием для непризнания расходов, если возможно подтвердить реальность сделки либо обосновать ценообразование. Наглядным примером могут служить следующие судебные акты:

    Постановление АС Дальневосточного округа от 13.07.16 №Ф03-2828/2016: подтверждая затраты на приобретение товара, предприниматель предъявил первичку, выданную однодневками. Отсутствие документов можно приравнять к нарушениям, не позволяющим напрямую исчислить налог.

    Но такое нарушение не позволяет облагать весь валовый доход. Налог надо исчислить расчетным путем с использованием сведений инспекции и данных аналогичных налогоплательщиков (подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ).

    Следовательно, при налогообложении должны быть учтены те расходы на товары, которые не превышают определенные по рыночным ценам.

    ФАС Дальневосточного округа от 30.12.13 №Ф03-6513/2013: в суд предъявлен отчет по исследованию цен, выполненный аудиторами.

    Из него видно: в проверяемом периоде рыночные цены не превышали заявленные налогоплательщиком по аналогичному товару.

    Кроме того, закупочные цены в накладных, не признанных инспекцией, соответствуют указанным в накладных и прайс-листах тех компаний, которые действительно отгружали спорный товар. Значит, налогоплательщику неправомерно доначислен налог на прибыль.

    ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.14 №А33-3476/2013: ИФНС не приняла затраты на товар. Налогоплательщик предъявил прайс-листы компаний, продающих аналогичную продукцию. По ним определены средние цены в проверяемом периоде. Они не превышают оспариваемые инспекцией, налог на прибыль доначислен незаконно.

    Соответствие спорных цен и рыночных подтверждено письмом из регионального отделения Торгово-промышленной палаты. Поэтому доначисления незаконны.

    Данные отделения ТПП России могут быть подкреплены другими документами.

    Например, накладными поставщиков, поставлявших товар, аналогичный указанному в оспариваемых документах (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 14.10.15 № А53-14340/2013).

Довод №5: взаимозависимость везде и всюду

Второй излюбленный «шаблон» налоговиков, который они пытаются повесить на компании.

В данном деле проверяющие решили, что раз все организации, участвующие в сделках, входили в один холдинг, значит они взаимозависимы, «могли влиять на выбор контрагентов, объемы поставок, цены, финансовые потоки».

Но в очередной раз ни одного прямого доказательства факта взаимозависимости у налоговиков не было. Взаимозависимость с контрагентами, о которой также твердили инспектора, суд не принял во внимание. Нет доказательств – нет взаимозависимости.

Юлия Баранова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    А вот пример того, как не надо делать, привлекая агента – Постановление АС Дальневосточного округа от 25.03.2015 №Ф03-928/2015.

    В ходе проверки налоговики выяснили, что, во-первых, агент полностью подконтролен принципалу, так как передал последнему функции исполнительного органа.

    В результате чего всей хозяйственной деятельностью агента руководили исключительно работники принципала.

Довод №6: формальность сделок

Подозрения в создании формального документооборота – частое явление на проверках. Если нет «реальности», значит это «формальность». В этом судебном разбирательстве налоговики настаивали, что контрагенты 1 и 2 звена фиктивны, и поэтому сделки формальны.

При этом, утверждая, что фактически сделки не осуществлялись, налоговики не выяснили, за что поступали денежные средства этим «фиктивным» контрагентам.

Возврата денег на счета компании не было, факт обналичивания не установлен, соответственно, реальность сделок сотрудниками фискальной службы не опровергнута.

Суд указал, что налоговое законодательство, требует лишь реальности исполнения сделок. А реальность подтверждена всеми необходимыми и правильно оформленными документами: товарные накладные, счета-фактуры, договоры поставки и т.д.

Юлия Баранова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Постановление АС Центрального округа от 14.12.2016 № Ф10-4763/2015 дает нам подтверждение того, что необходимо грамотно относиться к составлению документооборота между контрагентами. Он должен отражать реальное положение дел, а не быть формальным. В данном случае формальность документооборота доказало заключение эксперта.

Довод №7: первичка подписана неизвестными лицами 

Представители налоговой службы указали, что на первичных документах стоят подписи неустановленных лиц. Однако, «неустановленные лица» – это руководители организаций: они подтвердили, что собственноручно подписывали первичку. А поскольку нет доказательств, опровергающих реальность сделок, то «странные автографы» не являются основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

Суд отметил, что «согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ

Источник: https://turov.pro/13-zagadok-agentskoy-shemyi-chto-smushhaet-nalogovikov-c/

Фиктивные схемы с применением агентов опасны в любой комбинации

Как доказать подконтрольность агента принципалу

Посреднические услуги, даже при всей прозрачности отношений между контрагентами, всегда становятся объектом предвзятого отношения со стороны налоговых органов. Причина повышенного внимания в том, что этот вид отношений часто используется в различных способах налоговой оптимизации. Самые опасные из них те, которые подразумевают использование «однодневок».

В стандартной схеме фиктивная организация выполняет роль агента. Как правило, это делается не столько для завышения расходов в целях налогообложения прибыли и увеличения входного НДС, сколько для обналички денежных средств.

«Некоторые схемотехники опрометчиво хранят у себя в офисах учредительные документы, бланки, печати и отчетность контрагентов»

ПРИНЦИПАЛ РЕАЛЬНЫЙ, АГЕНТ ФИКТИВНЫЙ

При проверке налоговики, видя в составе расходов агентское вознаграждение, сразу же проверяют контрагента на наличие признаков «однодневки». Именно в случаях, когда агент существует лишь на бумаге (при достаточно больших суммах перечислений), следуют серьезные налоговые санкции или уголовная ответственность.

Так, в одном из прошлых номеров «ПНП» рассказывалось о том, как столичная милиция изобличила Индустриальный сберегательный банк* в обналичивании денег, а после этого по цепочке смогла доказать вину директоров компаний, пользовавшихся обналичкой, в уклонении от уплаты налогов. В нескольких уголовных делах обвинение заключалось в том, что налогоплательщики перечисляли средства под видом агентского вознаграждения «однодневкам». В итоге руководители компаний были наказаны штрафами и условными сроками осуждения.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
Вадим ЯГУДИН,
эксперт по организационному и налоговому проектированию ООО «Юридическая фирма “Ардашев и Партнеры”»:
– Несмотря на то что популярность схем с «однодневками» заметно упала, многие не спешат расставаться с легким инструментом налоговой оптимизации. Часто организации, применяющие такие схемы, ограничиваются лишь составлением формальных типовых агентских договоров и отчетов агента с использованием общих расплывчатых формулировок.

Некоторые схемотехники опрометчиво хранят у себя в офисах учредительные документы, бланки, печати и отчетность контрагентов, ведут учет своей деятельности и учет деятельности фирм-контрагентов на одних и тех же компьютерах, направляют отчетность почтой с одного отделения связи или представляют по телекоммуникационным каналам связи с одного IP-адреса. Как показывает практика, если контролеры выявляют описанные выше факты, то шансов доказать свою добросовестность у налогоплательщика практически нет.

Опасность схем с агентами-«однодневками» подтверждает и арбитражная практика, и обзоры налогов для служебного пользования**, в которых описаны типичные методы обналички и завышения вычетов по НДС.

В этом смысле постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.04.08 № Ф04- 2346/2008(3418-А27-41), в котором суд встал на сторону налогоплательщика, можно считать исключением, подтверждающим правило. Тем не менее из него понятно, какие доказательства налоговики могут собрать, чтобы расценить агентский договор как фиктивный.

Итак, после выездной проверки налоговики обвинили компанию «Кемеровский центр “КАМАЗ”» в использовании цепочки «хозяйственных связей агентов для увеличения своих расходов с целью уменьшения своего налогового обязательства по НДС в виде получения вычета “входного” НДС». Как следует из решения суда, подозрения инспекторов вызвали выплаты агентских вознаграждений в сумме 61 тыс. руб. компаниям «СпецКомплект» и «СтройСиб», которые помогали налогоплательщику находить покупателей грузовиков КамАЗ.

Налоговики провели встречные проверки организаций-клиентов, которые якобы были найдены через агентов. Из ответов на запросы и объяснений, полученных милиционерами по просьбе инспекции, налоговики заключили, что агенты никаких услуг не оказывали.

Далее проверяющие установили, что агенты не находятся по адресам регистрации, не имеют имущества и персонала, налоги не уплачивают, отчетность не представляют, а граждане, указанные в учредительных документах как руководители, таковыми не являются.

Не было, по данным инспекторов, и документальных доказательств агентских услуг: заявок, договоров агентов с покупателями, документов, подтверждающих наличие расходов по поиску покупателей.

Наконец, налоговики представили и результаты почерковедческой экспертизы, которая заключила, что агентские договоры (со стороны агентов) подписаны неустановленными лицами.

В итоге налоговики решили, что во всех сделках по купле-продаже транспортных средств (их было порядка 300) с участием агентов услуги посредников были фиктивными. Поэтому общая сумма доначислений компании составила более 12 млн руб. НДС плюс пени и штрафы в размере 2,58 млн руб.

Однако суд отверг все доводы контролеров. Во-первых, суд сослался на то, что, проведя выборочную проверку сделок с участием агентов, инспекция неправомерно распространила выводы на все операции.

Во-вторых, по мнению суда, налогоплательщик вразумительно объяснил, почему нет никаких формальных доказательств (договоров и «финансовых отношений») между агентами и покупателями автотехники КамАЗ. Компания, в частности, сослалась на свое положение, по которому информация об оказанных агентами услугах фиксируется в произвольной форме сотрудниками принципала в течение календарного месяца.

Объяснения покупателей, добытые милицией, суд исключил как полученные вне рамок выездной проверки. Заключение эксперта по почерку суд не принял на основании того, что данные эксперта не были указаны в постановлении о назначении экспертизы.

В результате (невероятно!) компания выиграла процесс и отстояла вычет по НДС.

В большинстве же случаев суды отказывают в вычете НДС и признании расходов по агентским договорам и за более мелкие прегрешения. При этом инспекторы не утруждают себя сбором всех тех доказательств, которые были собраны в описанном деле. Например, в деле, описанном в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.02.

08 № А56-30016/ 2006, налогоплательщик не смог доказать факта оказания ему услуг. Инспекторы выявили, что принципал перечислил крупные суммы агенту за помощь в поиске и консультации при реализации недвижимости. В свою очередь агент перепоручил эту работу другому посреднику. Однако документов, подтверждающих услуги агентов, компания не представила.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Алексей АЛЕКСЕЕВ,
советник государственной гражданской службы РФ 3-го класса:
– Схемы, когда агент является фирмой-однодневкой, очень часто используются на практике.

Обычно они не вызывают особых сложностей в доказывании, и в определенных случаях компании соглашаются снять расходы или вычеты НДС, не доводя дело до суда.

Трудности могут возникнуть, если таких агентов много или сделки идут по цепочке от агента к агенту.

Проведя выборочную проверку сделок с участием агентов, инспекция неправомерно распространила выводы на все операции

При расследовании уже упомянутого дела Индустриального сберегательного банка проверяющие столкнулись с изменением стандартной схемы с точностью до наоборот. Агентом являлась реальная компания «ПО “Мега-М”», которая перечисляла всю выручку за минусом небольшого вознаграждения принципалу, отвечающему признакам «однодневки».

Причины такой перестановки очевидны. Придя проверять агента, не факт, что налоговики стали бы удостоверяться в существовании принципала. Скорее они обратили бы взгляды на конечных покупателей с целью выяснить, были ли фактически произведены сделки.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Алексей АЛЕКСЕЕВ,
советник государственной гражданской службы РФ 3-го класса:
– Вероятность того, что при проверке агента налоговый орган заинтересуется принципалом, напрямую зависит от цели проверки и сумм вычетов по НДС, которые в итоге приходят к принципалу.

Если речь идет, например, о тематической проверке уплаты агентом налога на прибыль, то целью будет в основном учет сумм вознаграждений и уплата налога с них. В этом случае вряд ли инспектор пойдет дальше и начнет интересоваться принципалом по агентскому договору.

Если же проверка будет комплексной и фигурируют большие суммы НДС, то принципал наверняка станет объектом внимания.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
Вадим ЯГУДИН,
эксперт по организационному и налоговому проектированию ООО «Юридическая фирма “Ардашев и Партнеры”»:
– Относительно безопасным инструментом налогового планирования может быть заключение агентского договора российской компанией-агентом с иностранным принципалом, конечно, при безупречном договорном наполнении и демонстрации наличия деловой цели и реальности отношений сторон.

Однако в данном случае на схему вышли совсем с другой стороны. Принципал оказался клиентом разоблаченного Индустриального сберегательного банка. При этом компания имела все признаки «однодневки»: не сдавала отчетность, не платила налоги и т. д. Владельцы компании так и не смогли объяснить, как их паспортные данные попали в учредительные документы принципала.

Далее милиция очертила круг организаций, которые перечисляли деньги принципалу по выпискам о движении средств на расчетном счете. Основным контрагентом оказалась компания «ПО “Мега-М”», выполняющая функции агента и возглавляемая Владимиром Межевичем.

По словам следователей, вначале руководитель настаивал на том, что его компания действительно занималась поиском клиентов по агентским договорам и добросовестно отражала операции в учете. В подтверждение директор представил отчеты, согласно которым компания «ПО “Мега-М”» якобы выполнила условия агентского договора, письма от принципала о принятии данных отчетов.

Однако следователи привели веские доказательства, которые вынудили директора признаться.

Вероятность того, что при проверке агента налоговый орган заинтересуется принципалом, напрямую зависит от цели проверки

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
Павел ДЕМЕНКО,
следователь 6-го отдела Следственной части Главного следственного управления при ГУВД г. Москвы:
– Директор утверждал, что встречался с представителями принципала в офисе по адресу принципала. Тогда вместе с ним мы выехали к указанному месту.

Но предварительно заручились ответом из налоговой инспекции, который гласил, что названная организация не располагается по месту регистрации. На месте директор попытался указать, где примерно он встречался, однако показания его были неубедительны.

После того как он ознакомился с ответом налоговиков, он признался в том, как все было на самом деле.

В итоге гендиректор рассказал, что кто-то (кто именно он не помнил) посоветовал ему использовать реквизиты фиктивных организаций для снижения налогов и что в действительности принципалы не существовали.

Он объяснил, что «это было сделано не с личной корыстной целью, а было обусловлено тяжелой ситуацией в организации, невозможностью выплачивать заработную плату сотрудникам». Владимир Межевич согласился с тем, что в общей сложности по ничтожным договорам не заплатил в бюджет почти 3,5 млн руб.

НДС и налога на прибыль. Но, так как сейчас компания работает стабильно, он пообещал выплатить всю сумму долга.

Суд приговорил Владимира Межевича к двум годам условно с обязательством возместить ущерб государству в виде 3,5 млн руб. неуплаченных налогов.

* Подробнее об этом деле читайте в статье «Обналичка обернулась уголовными делами для клиентов банка»** Подробнее об этом читайте в статье «Пять новых “схем уклонения”: взгляд со стороны налоговиков»

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/1352

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров, Обзор судебной практики от 14 октября 2014 года

Как доказать подконтрольность агента принципалу

Перед изучением Обзорарекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентскихдоговоров

Специфика агентскогодоговора заключается в соединении в нем элементов посредническихдоговоров (договора поручения и комиссии), а кроме того, он можетстроиться и по модели договоров поручения, и по модели договоровкомиссии, допускает совершение не только юридических, но ифактических действий.

По агентскому договоруодна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать попоручению другой стороны (принципала) юридические и иные действияот своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счетпринципала (п.1ст.1005 ГК РФ).

Существенным условиемдоговора является его предмет: юридические и (или) фактическиедействия, которые агент или субагент должен совершить по поручениюпринципала или агента.

Агентский (субагентский)договор является возмездным (ст.1006ГК РФ). В случае если в договоре отсутствует условие о размереагентского вознаграждения, такой размер определяется в соответствиис п.3ст.

424 ГК РФ. При отсутствии в договоре условий о порядкеуплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачиватьвознаграждение в течение недели с момента представления ему агентомотчета за прошедший период, если из существа договора или обычаевделового оборота не вытекает иной порядок уплатывознаграждения.

Агентский договор можетпредусматривать ограничения прав принципала и агента.

Ст.1007ГК РФ выделяет такие ограничения, как:

-обязательство принципала не заключать аналогичных агентскихдоговоров с другими агентами, действующими на определенной вдоговоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этойтерритории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности,составляющей предмет агентского договора.

-обязательство агента не заключать с другими принципаламианалогичных агентских договоров, которые должны исполняться натерритории, полностью или частично совпадающей с территорией,указанной в договоре.

Условия агентскогодоговора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнятьработы или оказывать услуги исключительно определенной категориипокупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям(заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства наопределенной в договоре территории, являются ничтожными.

Принципал обязанзаплатить вознаграждение в соответствии с договором, возместитьрасходы агента по исполнении поручения и принять исполнение.

Всвою очередь агент обязан выполнять поручение принципала всоответствии с условиями договора, своевременно представлятьпринципалу отчеты (включая финансовые). Согласно ст.

1008ГК РФ агент обязан отчитываться перед принципалом в порядке исроки, которые предусмотрены договором. При отсутствии в договоресоответствующих условий агент должен представлять отчет по мереисполнения им договора либо по окончании действия договора.

Приэтом, по общему правилу, к отчету агента должны быть приложенынеобходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счетпринципала (п.п.1,2ст.1008 ГК РФ). Выполнять поручение принципала необходимолично, при этом в случае привлечения субагента ответственнымостается агент.

Отчет агента считаетсяпринятым, если принципал не сообщил агенту о своих возражениях понему в течение 30 дней со дня получения отчета, если соглашениемсторон не установлен иной срок (п.3ст.1008 ГК РФ).

Субагент можетдействовать от своего имени или от имени агента, если этопредусмотрено договором субагентирования, а также от именипринципала, но только в том случае, если по условиям агентскогодоговора агент действует от имени принципала и последним былавыдана доверенность с правом передоверия по правилам п.1ст.187 ГК РФ (п.2ст.1009 ГК РФ).

Ниже приводится обзорвыводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорнымвопросам при заключении, исполнении и расторжении агентскихдоговоров, а именно:

-Признание договора незаключенным/недействительным;

-Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения;

-Условие об ограничении агентским договором прав принципала иагента;

-Отступление от указаний принципала;

-Расходы на выполнение поручений принципала;

-Пределы ответственности агента;

-Обязательства по договору исполнены не полностью или частично однойиз сторон;

-Субагентский договор;

-Односторонний отказ от исполнения договора.

1.Признание договора незаключенным/недействительным

1.1. Постановление ФАСМосковского округа от 21.02.

2013 по делу N А41-46690/11

Исковыетребования:

Общество с ограниченнойответственностью “ХИЛВУД” обратилось в суд с иском к обществу сограниченной ответственностью “Сорел Инвест” о взыскании основногодолга по агентскому договору и процентов за пользование чужимиденежными средствами.

Решение суда:

Суд отменил решение судаапелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первойинстанции об удовлетворении первоначально заявленных исковыхтребований в полном объеме и отказе в удовлетворении встречныхисковых требований.

Позиция суда:

Вывод судаапелляционной инстанции о том, что агентский договор являетсянезаключенным на основании ст.ст.

432,1005 ГКРФ в связи с отсутствием между сторонами соглашения посущественным условиям договора (несогласование условия, а именно вотношении каких свободных площадей агент должен совершать действияпо поиску потенциальных арендаторов), основан на неправильномтолковании норм материального права и сделан без учета заключенногомежду ООО “Сорел Инвест” и ООО “Спортмастер” договора арендынежилых помещений, принадлежащих ответчику, а также имеющейся вматериалах дела переписки сторон и наличия свидетельскихпоказаний.

Как следует изматериалов дела, 08.11.2010 между ООО “ХИЛВУД” (Агент) и ООО “СорелИнвест” (Принципал) заключен агентский договор по условиям которогоАгент за определенное договором вознаграждение обязуется от имени иза счет Принципала совершать действия по поиску арендаторов насвободные нежилые помещения для заключения договоров аренды сПринципалом (п.п.2.1, 3.1.5 договора).

В соответствии с п.1.6под понятием “Свободные площади” в договоре указаны площади,находящиеся на объекте, не занятые другими арендаторами, имуществомарендаторов и/или Принципала, предназначенные для сдачи в аренду,определяются Принципалом.

Вместе с темдостижение соглашения относительно коммерческих условий аренды иуказание свободных площадей не является обязательным для сторонагентского договора.

Поскольку в силуп.4.1.5 Агент не имеет права заключать договоры от имениПринципала, то наличие либо отсутствие обоюдно согласованных междуАгентом и Принципалом условий о согласовании свободных площадей неможет влиять на возможность заключения договора аренды междуПринципалом и Арендатором.

1.2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от15.10.2013 по делу N А56-47233/2012
 
Исковыетребования:

Общество с ограниченнойответственностью “2К Недвижимость-Деловые Консультации” обратилосьв суд с иском (с учетом уточнения заявленных требований в порядкест.

49АПК РФ) к закрытому акционерному обществу “Балтийскаяжемчужина”, в котором просило:

-признать ничтожной часть п.4.4 агентского договора следующегосодержания: “4.4.

Агентское вознаграждение выплачивается Агенту втечение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвесторомобязательств по уплате арендной платы и других платежей,предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одногоили нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, вполном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного вп.2.2.5 Договора.”;
-признать ничтожной часть второго предложения п.4.10 Договора (вредакции дополнительного соглашения от 22.12.2010 N 2) следующегосодержания: “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачиваетправо на получение Агентского вознаграждения”;
-взыскать 6027982 руб.
Решение суда:
Суд кассационнойинстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил всиле решение суда первой инстанции.
Суд первой инстанцииисковые требования удовлетворил частично: п.4.4 договора призналнедействительным в части условия о выплате агентскоговознаграждения в течение 10 (десяти) банковских дней послеисполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы идругих платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным вотношении одного или нескольких лотов, указанных в Приложении N 1 кДоговору, в полном объеме и после подписания сторонами акта,указанного в п.2.2.5 Договора, в остальной части иска отказал.
Позиция суда:
Признаваянедействительным п.4.4 Договора в части предложения: “Агентскоевознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти)банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплатеарендной платы и других платежей, предусмотренных договоромсубаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов,указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и послеподписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора”, судпервой инстанции исходил из того, что указанное в нем условиепротиворечит ст.157и п.1ст.1005 ГК РФ и расходится с толкованием применения данныхнорм, содержащимся в определении Высшего Арбитражного СудаРоссийской Федерации от 21.03.2012 N ВАС-17519/11. Суд отказал впризнании недействительным п.4.10 Договора в части предложения “С 1октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получениеАгентского вознаграждения”, сделав на основании ст.431ГК РФ вывод о том, что указанное предложение следуетрассматривать в контексте всего содержания п.4.10 Договора, которымустановлена причинно-следственная связь между конкретнымидействиями сторон, сроками этих действий и возможностью утратыправа на получение агентского вознаграждения, в связи с чемпосчитал иск в данной части необоснованным. Кроме того, суд пришелк выводу, что размер агентского вознаграждения не может бытьопределен исходя из условий Договора.

Как пояснил суд, изусловий п.п.1.1, 1.4 и 2.2 Договора следует, что ООО “2КНедвижимость” взяло на себя обязанности по поиску не простопотенциальных инвесторов, но конкретных лиц, готовых заключитьдоговор на участие в проекте. В п.4.

1 Договора стороны установили,что агентское вознаграждение рассчитывается как процент от величиныарендной платы, получаемой ЗАО “Балтийская жемчужина” по договорусубаренды земельного участка. Более того, в п.4.

3 Договорауказывается на возможность заключения иного договора дляиспользования конкретных участков, при заключении которого такжевыплачивается вознаграждение. На возникновение обязанностивыплатить вознаграждение только при условии заключения договорауказывают и п.п.2.2.5, 4.6 и 4.

7 Договора, при этом в силу п.2.2.3ежемесячные отчеты не могут заменить агентский отчет, так как онипрямо названы информационными.

При указанныхобстоятельствах следует признать, что суд первой инстанции сделалзаконный и обоснованный вывод о том, что предметом Договораявлялись действия агента по поиску конкретных арендаторов длязаключения договора аренды и условие о сумме оплаты его услуг 1% отстоимости договора, но не более суммы, указанной в приложении N 1 кДоговору, поставлено в зависимость от заключения договоров наиспользование земельных участков, следовательно, оснований считатьтакое условие ничтожным по мотиву безвозмездности неимеется.

Таким образом, фактпризнания ничтожным п.4.4 Договора как не соответствующеготребованиям ст.157и ст.

1006ГК РФ, не порождает обязанности ЗАО “Балтийская жемчужина”выплатить вознаграждение, выплата которого поставлена в зависимостьот достижения конкретного результата – заключения договорасубаренды либо иного договора на использование конкретного участка(лота), а не только от действий третьих лиц по исполнению ужезаключенных договоров.

Поскольку, какустановлено судами обеих инстанций, договоры на использованиеземельных участков в период действия Договора не были и не моглибыть заключены, так как все инвесторы, подобранные истцом, невыразили желания подписать какие-либо договоры с ЗАО “Балтийскаяжемчужина”, то есть цель агентирования достигнута не была,оснований для отмены решения суда первой инстанции и переоценкиобстоятельств дела у суда апелляционной инстанции неимелось.

Примечание:

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420225528

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.