Как затянуть уголовное дело

Компенсации за затягивание сроков возбуждения уголовного дела

Как затянуть уголовное дело

Перейти к списку вопросов

ОТВЕТ:

Разумный срок

— какой правовой механизм есть у потерпевшего при затягивании расследования ?

— это норма ч.2 123 УПК

, которая позволяет при нарушении
разумного срока
уголовного судопроизводства подать жалобу:

а)

районному прокурору.

б)
руководителю следственного органа (у Вас должно быть на руках

постановление

о признании потерпевшим, в нем видно какое подразделение ведет расследование, жалоба адресуется его руководителю).

в)

либо одновременно — в оба указанных адреса.

— о результатах рассмотрения заявления Вас уведомят (ч.3 124 УПК

).

При отказе в жалобе, либо «молчании»

— если в жалобе отказывают, либо просто ее игнорируют в течение 30 дней (в нарушение ст.

N 59-ФЗ): направьте тогда жалобу в вышестоящие прокуратуры и следственные органы.

— на практике — все это реально действует и обычно хорошо активизирует все движение по делу.

Стоит ли жаловаться на затягивание следствия — в суд

?

а)

обжаловать бездействие следователя в суд в порядке статьи
125 УПК нет смысла. Потому что судьи предпочитают не вмешиваться в ход следствия (

п.3 ч.2 38 УПК

). Да и не имеют возможности это делать, судья просто не может ничего предписывать следователю, например: не имеет права указать что надо делать для расследования дела (

п.21

Пленума № 1). То есть, жалобу в суд на бездействие следователя — подавать бесполезно, откажут 100 %.

б)

возникает вопрос, «ну хорошо, если на бездействие следователя в суд жаловаться бесполезно, то можно ли сначала подать жалобу прокурору (или начальнику следственного отдела) в порядке
ч.2 123 УПК , и если будет отказ в жалобе — то обжаловать этот отказ в суд в порядке статьи

125 УПК

?

— это возможно, в ч.1 125 УПК

и
п.3
Пленума № 1 упоминается о такой возможности. Но желательно бы если и прибегать к судебной жалобе, то только после жалоб по всей вертикали руководства прокуратуры и следственного органа и имея на руках серьезные аргументы.

Совет

— при составлении жалобы на затягивание расследования Вам понадобятся формулировки из ч.3.1 6.1 УПК

(в этой норме перечислены критерии разумности — для
досудебного
производства).

— укажите на длительность расследования, отсутствие реальной сложности дела (один потерпевший, один эпизод, сама уголовная статья).

— в оглавлении жалобы напишите «жалоба на нарушение разумных сроков досудебного производства в порядке ч.2 123 УПК

«. Такие жалобы учитываются в квартальной отчетности отдельной строкой и за них идет отдельный учет (это обеспечивает повышенное внимание к ним), поэтому надо сразу четко обозначить вид жалобы.

— понятно, что Вы не имеете информации о том, что именно делается по делу, но Вам и не требуется обладать всей информацией, просто опишите в жалобе — какие фактические действия следователя по расследованию Вам известны.

— то есть, отсутствие информации о ситуации по делу — это не препятствие для жалобы. Вам должны вручить постановление о признании потерпевшим (п.13 ч.2 42 УПК

), информации, имеющейся в нем — вполне достаточно.

Рекомендуемые материалы

:

Сроки следствия

: нарушения связанные с ними и как их использовать

Жалоба прокурору

в стадии расследования дела, механизм
124 УПК Вернуться к перечню вопросов

Обратиться за консультацией

Первоначальные действия

Не всегда случается, что человек сиюминутно информирован о старте уголовного преследования против него.

Оповещение может происходить самыми разными способами и при дифференцированных обстоятельствах:

  1. Индивид подвергается задержанию и доставляется к следователю. Как правило в такой ситуации речь уже идет о задержании в роли подозреваемого. Но это не всегда так. Часто задерживают для выяснения сведений и показаний.

ВАЖНО !!! По факту задержания следует понимать, что дольше чем на пару суток никто не вправе оставлять в учреждении (ч.1. ст.14 ФЗ «О полиции»).

Более того, в обязательном порядке уполномоченное лицо разъясняет повод, послуживший действиям и факторы, способствующие принятию решения, вручает дубликат постановления о возбуждении уголовного преследования и протокол задержания.

Течение временного промежутка в 48 часов стартует с периода фактического задержания, а не когда был составлен протокол (поскольку на его составление дается законодателем 3 часа, а в это время индивид уже пребывает под стражей). Помимо прочего, задержанному говорится о его преференциях.

К ключевым можно отнести прерогативу молчания по статье 51 Конституции РФ, а также право на адвоката и телефонный звонок близким с целью извещения о своем местонахождении (ч.7. ст.14 ФЗ «О полиции»). До прихода специалиста рекомендуется ничего не сообщать, поскольку можно наговорить лишнего не в свою пользу.

Если на примете есть юрист, то лучше сразу с ним связаться или попросить об этом родственников. Услугами госзащитника пользоваться можно, но в крайнем случае.

  1. Лицо получило повестку о начале следствия и о вызове на допрос в качестве подозреваемого с указанием даты, времени, местонахождения участка для посещения. Этот вариант более позитивный, поскольку не было произведено задержание сразу. Что дает возможность полагать не применение метода и в дальнейшем. Однако и сейчас не нужно расслабляться.

ВНИМАНИЕ !!! Необходимо сразу созвониться с частным поверенным, продемонстрировать полученные бумаги, получить анализ перспектив и правовые рекомендации, выработать вместе с профессионалом стратегию поведения на допросе. Отправляться на мероприятие также предпочтительнее с адвокатом.

  1. Ваше жилище посетили с обыском и предъявили документ о начале действий против вас. И в этом случае, человек вправе сразу же обратиться к правозащитнику. Тогда следственное мероприятие будет осуществляться в присутствии поверенного, что позволит учесть интересы подозреваемого по максимуму. Вполне возможно, что после процедуры индивида задержат или вызовут на допрос.

Реально ли отменить постановление о возбуждении уголовного преследования?

Такой шанс существует, но процедура не относится к легким. Поэтому здесь уж точно потребуется квалифицированная помощь адвоката. Слабая аргументация со стороны обвинения может быть обжалована в вышестоящем суде или в порядке надзора в прокуратуре. Однако это уже заботы частного поверенного по согласованию с заказчиком юридических услуг.

На заседание суда надлежит предоставить все имеющиеся в арсенале доказательства непричастности и невиновности, а также доказывать всеми легальными методами отсутствие заинтересованности и оснований для совершения преступления. Однако не стоит затягивать процесс до судебного разбирательства, при реальной невиновности индивида опытный адвокат окажет помощь еще на стадии расследования.

ВАЖНО !!! Если же суд первой инстанции не учел позиции и требований, то вынесенное решение можно обжаловать в вышестоящем суде в отведенное законом время.

Таким образом, самой лучшей рекомендацией будет сохранение спокойствия и молчания до прихода избранного частного защитника. Именно специалист поможет разобраться в деле и выйти из ситуации без потерь или минимизировать их для клиента.

Ознакомление с делом – залог успешной защиты

Обвиняемый и его защитник могут знакомиться с материалами уголовного дела после проведения предварительного следствия при передаче прокурору, не считая того, что они вправе знакомиться со многими материалами дела и при производстве следствия. Закон разрешает читать документы и изучать вещественные доказательства адвокату и его подзащитному как совместно, так и по отдельности.

В процессе ознакомления допускается делать выписки, копировать материалы за свой счёт, например, фотографируя их или же сканируя на собственном сканере.

По сути дела до этого момента стороне защиты полноценно неизвестно, на чём строится обвинение; после ознакомления с доказательствами адвокат может уже целенаправленно подбирать аргументы в пользу подзащитного, выстраивая тактику «боя» в суде.

Начать знакомиться с делом нужно в течение 5 дней, иначе следователь имеет право предложить другого защитника или вовсе оставить без ознакомления, тем самым подорвав всю линию защиты. Длительность самого изучения материалов не регламентируется, но может быть ограничена судом при установлении злоупотребления правом.

Реальные методы развала дела: исключение доказательств и представление новых

После ознакомления с делом можно ходатайствовать об исключении или добавлении доказательств, а также о дополнительных свидетелях. Ходатайства должны быть заявлены до начала рассмотрения дела по существу и слушаются на предварительном слушании в суде.

То, что уже найдено адвокатом, иногда имеет смысл приобщить к делу сразу же, если есть вероятность, что прокуратура на этом основании может вернуть дело на доследование, которое повлечёт снятие обвинений с человека.

Исключение ключевых доказательств – верный способ развалить дело в уголовном процессе еще до суда.

Ходатайство – это обычное название для обращений участников процесса к тому, у кого в данный момент находится уголовное дело (следователю, прокурору, дознавателю, суду). Его может подать как сам обвиняемый, так и его адвокат.

Составлять текст следует максимально грамотно и с лингвистической, и с юридической точек зрения, поскольку неграмотность, конечно, не может стать причиной отказа в его рассмотрении, но существенно поменяет восприятие изложенного.

Что может сделать адвокат во время предварительного следствия, чтобы «развалить» дело по незаконному обвинению:

  • присутствовать во время допросов. Это значительно снижает шансы попасть под влияние более искушённого в юридических и психологических тонкостях следователя, не говоря уже о недопустимых методах работы, местами без стеснения применяемых полицией. И к слову – шансов развалить дело на стадии следствия гораздо проще и реальнее;
  • встречаться с подзащитным наедине. Иногда это может быть важно не только процессуально, но и в психологическом плане – доверитель может выговориться, рассказать адвокату все как есть;
  • контролировать условия содержания под стражей. Конечно, в камеру адвоката не пустят, но доверитель может обозначить имеющиеся проблемы. А тот уже будет искать варианты, как улучшить условия или примет меры к освобождению из-под стражи, заявив об изменении меры пресечения на более мягкую, т.е. по возможности освободить клиента из заключения;
  • собрать доказательства, свидетельствующие о невиновности подзащитного или способствующие смягчению его вины. Возможностей у адвоката меньше, чем у правоохранительных органов, однако больше, чем у простых граждан и привлекаемого к ответственности лица.

Линия поведения при допросе

В основном допрос является первоначальным следственным мероприятием, начинающемся после возбуждения уголовного преследования в отношении конкретного лица. Редко вначале осуществляется получение объяснительной информации, опрос в роли свидетеля или же обыск.

Источник: https://system-bryansk.ru/ugolovnyj-process/kak-zatyanut-ugolovnoe-delo.html

Как затянуть следствие по уголовному делу обвиняемому

Как затянуть уголовное дело

Защищать свои права подозреваемым и обвиняемым проще не стало. Чтобы понять, почему, «Новая газета» открыла рубрику «Линия защиты», в рамках которой нам удалось, например, выяснить, что мешает введению в жизнь принципа состязательности сторон в уголовном процессе

Год назад страна получила новый Уголовно-процессуальный кодекс. Считалось, что либеральнее и придумать нельзя. Существенно урезалась в правах прокуратура, вопросы ареста и содержания под стражей относились к компетенции судов, расширялись полномочия адвокатов. Радовались недолго: защищать свои права подозреваемым и обвиняемым проще не стало.

Чтобы понять, почему, «Новая газета» открыла рубрику «Линия защиты», в рамках которой нам удалось, например, выяснить, что мешает введению в жизнь принципа состязательности сторон в уголовном процессе.

Прежде всего — то обстоятельство, что судьи по-прежнему считают себя частью репрессивной машины, и потому прокурор для них — друг, товарищ и брат, а адвокат — в лучшем случае оппонент.

В УПК есть и еще одна загадка. Закон четко устанавливает сроки следствия, в ходе которого человек может находиться в СИЗО: не более двух месяцев. Потом решением суда следствие может быть продлено до 6, 12, а в исключительных случаях — до 18 месяцев. И все — человек свободен. Но это в теории. На практике люди сидят годами в переполненных камерах.

В адвокатской среде прижился анекдот, имевший место быть на самом деле. На стене одного из следственных изоляторов Москвы отчаявшиеся тюремщики вывесили объявление: «Заключенные, чьи сроки содержания под стражей истекли, выдаваться для допросов не будут».

Следователи только хихикали. И никому в голову не пришло, что граждане данной категории должны были быть немедленно отпущены на свободу: гулять с семьей и есть шашлык.

На Западе один такой случай мог бы привести к отставке генерального прокурора и дюжины судей, в России же это повод для шуток.

Давайте плясать от печки, то есть от закона. Допустим, вас арестовали (не дай бог, но все же). В течение 48 часов вам обязаны предъявить обвинение или отпустить. Обвинение предъявлено, после чего суд решает, какую меру пресечения избрать. Допустим — арест. Его срок — два месяца.

После чего, если следствие еще не закончено, суд вновь выносит постановление: продлевать ли ваше заключение до 6 месяцев или нет. При этом следователь должен внятно и убедительно объяснить, почему он не успел вынести обвинительное заключение.

Если же нужно дотянуть до полутора лет, то с этой нижайшей просьбой перед судом выступает либо сам генеральный прокурор, либо его заместитель.

Из справочника следователя: «Заключение под стражу применяется к лицу, которое еще не признано виновным, что обязывает прокурора, следователя к производству предварительного следствия без неоправданных задержек.

обвиняемого под стражей сверх установленного УПК срока является нарушением конституционного права на неприкосновенность личности и может повлечь за собой уголовную ответственность за незаконное содержание под стражей». Золотые слова! Но это — теория.

Потому что на самом деле в истории российской юриспруденции не было такого случая, чтобы следователь и прокурор сами сели на скамью подсудимых за то, что их «клиент» томится в неволе два-три года, а то и больше.

В чем беда? Варианта всего два: головотяпство и коррупция. В последнем случае задача следователя — не доказать вину, а проучить кого-то по заказу его конкурентов или властных структур.

Если со служебным несоответствием и пофигизмом сотрудников милиции и прокуратуры, которых права человека не заботят вовсе, все ясно, то со способами «отработки заказа» стоит ознакомиться подробнее.

Первый способ затянуть следствие

Назначить человеку «своего» адвоката. Обычно этот вариант отрабатывается на тех несчастных, кто не в состоянии оплатить услуги защитника. А бесплатный юрист, назначенный следствием, чаще всего особого рвения не проявляет.

В 1998 году Николаю Старокадомскому и еще пятнадцати обвиняемым, проходящим по его делу, государство назначило адвокатов само. А те.

запамятовали о своих обязанностях, забывая в течение шести лет посещать судебные заседания, на которых решался вопрос о пребывании в СИЗО их подзащитных.

За все это время суд так и не решился призвать адвокатов к порядку, предпочитая переносить дату слушаний (иногда на два-три месяца). Дело Старокадомского только недавно начал рассматривать Мосгорсуд.

После окончания расследования с его результатами знакомят обвиняемого, который по закону не ограничен во времени — может читать тома своего уголовного дела хоть вечность.

(Подобный способ быстро освоили опытные зэки, которые справедливо считают, что лучше посидеть в теплой камере, чем валить лес где-нибудь на Колыме.

) Но в нашей стране даже все самое правильное может легко превратиться в прямую противоположность себе.

Ну запрещено заключенному держать у себя материалы дела. Ну администрация СИЗО не разрешила ему пользоваться бумагой и карандашом. Поэтому читать и что-то выписывать можно только в присутствии следователя. А следователь — человек занятой, который, ко всему прочему, может и адвокату запретить делать ксерокопии.

Так и получается, что обвиняемые вынуждены читать свои 200 томов года три, и ровно столько же защитник переписывает от руки материалы дела. Не успели уложиться в 30 суток — ваши проблемы.

И следователь выступит с ходатайством: «В связи с тем, что адвокат и обвиняемый не успевают ознакомиться с материалами дела, прошу продлить сроки заключения под стражей. «.

Если же по одному и тому же делу проходят несколько обвиняемых, вовсе не обязательно устраивать каждому подобное светопреставление: не успел один, а сидят все.

Затянуть следствие можно под предлогом. добросовестного выполнения своих служебных обязанностей, его полноты и всесторонности, то есть прямо по статье УПК. Ведь столько разнообразных экспертиз можно назначить: психологическую, графологическую, техническую. Можно не удовлетвориться их результатами и назначить повторные исследования. Можно доказывать.

алиби подозреваемого, проводя в поисках свидетелей долгие годы. Можно запрашивать документы из-за рубежа и слать туда следственные поручения о допросах проживающих за бугром лиц. Все это — месяцы, а то и годы впустую потраченного времени, что оборачивается подорванным здоровьем и моральными увечьями для пока еще невиновного человека, томящегося в СИЗО.

Источник: https://prokuror-sledovatel.ru/sledstvie/kak-zatyanut-sledstvie-po-ugolovnomu-delu-obvinyaemomu

Затягивание следственных и иных процессуальных действий

Как затянуть уголовное дело
⇐ ПредыдущаяСтр 27 из 42Следующая ⇒

Широкое распространение среди недобросовестных адвокатов получили разнообразные способы затягивания процессуальных действий, особенно ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, в случае если обвиняемый находится под стражей.

Конечно, значительные временные затраты связаны с объемом и сложностью изучаемого дела. Но некоторые адвокаты используют затягивание, как своеобразный рычаг шантажа, давления на следователя.

Так, недобросовестный адвокат («скандалист», «неконтактный»), зная, что срок следствия и содержания под стражей подзащитного истекает, требует освободить подзащитного, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В случае отказа в удовлетворении этого ходатайства защитник угрожает следователю затянуть ознакомление с материалами дела с таким расчетом, чтобы после истечения сроков добиться освобождения арестованного через суд.

Каждый более или менее опытный адвокат знает, сколько усилий и нервов стоит следователю получить санкцию на продление сроков содержания под стражей, особенно свыше шести месяцев.

Как бы ни был добросовестен следователь, как бы активно и грамотно не велось расследование, как бы ни был опасен преступник, рассмотрение ходатайства о продлении у руководителя СО, а затем у судьи будет весьма непростым, ведь речь идет о нарушении предусмотренного законом срока (ч. 1 ст. 109 УПК РФ).

По уголовным делам об организованной преступной деятельности часто используется такой прием противодействия (заметим, «внешне» законного). Для защиты обвиняемого специально нанимают несколько адвокатов: два, пять и более.

В итоге обеспечить всех их возможностью ознакомления с материалами дела, вызвать их всех для участия в процессуальном действии, в судебном заседании, крайне сложно. То у одного, то у другого будут появляться «уважительные причины» неявки и бесконечные ходатайства об отложении следственного (судебного) действия.

Разумеется, подзащитный этой бригады адвокатов будет категорически против проведения процессуальных действий хотя бы без одного из защитников. Он будет заявлять, что тем самым существенно нарушаются его права на защиту.

В ранее действовавших процессуальных условиях имели место случаи обмана следователей, злоупотребления их доверием со стороны недобросовестного адвоката[307]. Так, например, защитник за 7-8 дней до истечения 6-месячного срока содержания под стражей обещает следователю, что он успеет за оставшиеся дни изучить дело и подпишет протокол в порядке ст. 218 УПК РФ.

Доверчивый следователь теряет бдительность и не возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей как того требует закон, т.е. за 5 суток до истечения срока. В результате адвокат-обманщик не подписывает протокол ознакомления и сразу же подает жалобу о незаконном содержании под стражей.

Учитывая, что следователем ходатайство подано несвоевременно, суд освобождает обвиняемого из-под стражи.

В данном примере далеко не всегда следует говорить о нарушении УПК РФ. Адвоката чаще можно уличить лишь во лжи, непорядочности, нарушении этики. Но допустил ли он здесь нарушение УПК РФ? Скорее всего — нет.

Поделом следователю — не следует доверять недобросовестному адвокату! В любом случае, если протокол в порядке ст.

218 УПК РФ не подписан за 7-10 суток до истечения срока, следует заранее возбуждать ходатайство о его продлении[308].

К тому же не следует забывать о положении ч. 3 ст. 217 УПК РФ, т.е. о возможности установления определенного срока для ознакомления с материалами дела на основании судебного решения (См. также гл. 1.11).

Но, полагаю, что при определенном условии разнообразные способы затягивания можно признать не только нарушением этики, но и нарушением УПК РФ и Закона об адвокатуре (См. гл. 6).

Этим условием является следующее: если следствием, судом будет установлено, что недобросовестный защитник, которому была предоставлена возможность, выполнять свои процессуальные обязанности, умышленно, без уважительной причины не исполнял их.

Например: постоянно срывал график ознакомления с материалами дела, не являлся к следователю, либо присутствовал, но фактически дело не изучал, проводил время впустую и т.п. Если такое поведение защитника следователем будет надлежащим образом зафиксировано[309], то основания для привлечения адвоката к ответственности имеются[310].

Давая оценку такому нарушению, можно сослаться п. 1 ч. 1 ст. 7; п. 1 ч. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре (гл. 1.2., 6, 6.6, 6.7).

Таким образом, несмотря на то, что многим неопытным следователям может показаться, что закон бессилен против некоторых адвокатских нарушений, правовые средства их нейтрализации можно найти и в таком, достаточно сложном случае.

5.17. Нарушение порядка и дисциплины проведения следственных и иных процессуальных действий

Данное нарушение со стороны адвокатов так же весьма распространенное явление. Многие из уже описанных посягательств подпадают под эту группу. Например, все нарушения, связанные с оскорблениями, унижениями чести и достоинства участников судопроизводства (см. гл. 5.

1и др.) часто направлены на то, чтобы затянуть следственные и иные процессуальные действия, помешать следователю, добыть обвинительные доказательства, вывести из психического равновесия участников, прежде всего следователя, пробить его психологическую защиту и т.п.

Так, в ходе допроса часто бывает, что адвокат ведет себя несдержанно, перебивает следователя, не дает ему применять тактические приемы, перебивает и прерывает своего подзащитного, делает ему замечания о том, что ему рассказывать, делает многочисленные несущественные замечания и требует их внесения в протокол и т.п. В результате допрос теряет свое значение и смысл.

Беда, когда следователь не может эффективно противостоять таким нарушениям. Да и что он может предпринять в соответствие с законодательством? Не так уж и много[311]. Следователь не может выпроводить адвоката из кабинета. Ему это и не выгодно, ведь нарушается право обвиняемого на защиту.

Меры нейтрализации такого рода нарушений, равно как и других, во многом носят тактический характер и будут описаны в следующей книге.

Расчет на недопустимость

Незаконные меры, применяемые адвокатом в ходе следственных действий, которые влекут признание недопустимыми полученных доказательств, являются одними из самых изощренных в своей безнравственности адвокатских нарушений.

Подобного рода пример — срыв допроса подозреваемого, я уже описал (См. 5.15). Но это именно срыв. А здесь речь идет о незаконных действиях, предпринимаемых недобросовестными адвокатами во время проведения процессуального мероприятия.

Простейший пример: защитник, участвующий в допросе с участием обвиняемого, отказывается подписать протокол, а в суде заявляет, что не присутствовал при данном следственном действии[312].

По одному из расследуемых дел был такой случай: следователь организовал по делу опознание потерпевшим подозреваемого в грабеже.

Когда опознающему представили трех лиц, среди которых был и подозреваемый, его защитник, не дав опознающему возможности высказаться самому, показал ему на своего клиента и заявил: «Вот его вы видели на месте преступления».

Несмотря на то, что потерпевший действительно указал на подозреваемого, результаты опознания были признаны недопустимым доказательством.

Подобные незаконные меры предпринимаются недобросовестными адвокатами и в ходе других следственных действий: следственного эксперимента, проверки показаний на месте, обыске и др. Так, в ходе производства обыска по делу о незаконном обороте наркотических средств — героина, защитник увидел, что следователь подошел к шкафу, где было спрятан пакет с 200 граммами героина.

Адвокат знал об этом со слов своего подзащитного. Воспользовавшись занятостью следователя, он отвлек понятых в тот момент, когда следователь изымал пакет. В результате понятые увидели наркотик впервые только в руках следователя. Так они и заявили на допросе в суде, куда они были вызваны именно по ходатайству адвоката.

В итоге результаты обыска были признаны недопустимым доказательством.

Необходимо отметить, что многие из перечисленных нарушений закона могут быть так же квалифицированы по ст. 330 УК РФ, а так же по ст. 294 УК РФ.

ГЛАВА 6. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РФ», СРЕДСТВА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И НЕЙТРАЛИЗАЦИИ[313]

Нарушения недобросовестными адвокатами Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»[314] являются частью «иных адвокатских правонарушений» (гл. 4) (См. Приложение 10. п.1.2.1). Я рассматриваю их после нарушений уголовно-процессуального закона, и как показал анализ, многие из последних, если не все, в той или иной мере являются нарушениями Закона об адвокатуре.

Однако специфика законодательной техники нового закона такова, что большинство запретов в нем сформулированы на более высоком уровне абстракции, носят обобщенный характер.

И в то же время в нем сосредоточено значительно больше норм об обязанностях и ответственности адвокатов. Точнее будет сказать, что в УПК РФ нормы об ответственности защитников вообще отсутствуют.

Также в уголовно-процессуальном законе сформулировано весьма незначительное число прямых запретов в отношении защитников и представителей (ч. 7 ст. 49, ч. 2 ст. 53 УПК РФ и другие). В законе об адвокатуре их значительно больше.

Все это вполне закономерно, поскольку закон регулирует весь спер оказываемой адвокатами юридической помощи (ч. 2 ст. 2 Закона), а не только их участие в качестве представителя или защитника в уголовном судопроизводстве.

Как уже отмечалось, многие запреты и ограничения, касающиеся участия адвокатов в уголовном судопроизводстве, сформулированы не только в законе, но и дублируются в иных нормативно-правовых актах, прежде всего в УПК РФ, а потому уже рассмотрены в предыдущих главах работы.

Здесь же предпримем попытку дать краткую характеристику тех противоправных деяний адвокатов, которые нарушают только требования закона об адвокатуре.

⇐ Предыдущая22232425262728293031Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/6xc773.html

Как четырежды потерять обвиняемого, здороваясь с ним в судах – МК Санкт-Петербург

Как затянуть уголовное дело

В Петербурге, например, следователь уже четыре года тянет расследование экономического преступления, делая вид, что не может найти обвиняемого, с которым в то же время встречается в судах и у себя в кабинете.

СЛЕДСТВИЕ ДОЛЬШЕ ГОДА — ПОВОД НАСТОРОЖИТЬСЯ

В начале сентября стало известно, что главы Генпрокуратуры, Следственного комитета (СКР), МВД, ФСБ и Федеральной таможенной службы России подписали совместный документ — «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля».

Смысл соглашения в том, что оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ), дознание и предварительное следствие в отношении предпринимателей не должны пагубно сказываться на самом бизнесе, работе компаний, предприятий. Об этом сообщал «Коммерсантъ».

В соглашении силовиков речь идет по сути о том, что сотрудники ведомств должны соблюдать российские законы, а не заниматься самоуправством и головотяпством.

В документе в частности говорилось о том, что при проведении ОРМ, доследственных проверок и других подобных мероприятий не нужно изымать оригиналы документов и цифровых носителей, предметы, не относящиеся к проверке (то есть, например, сгребать в офисе все, что под руку попадется, чтобы потом разбираться, важно это для следствия или нет). Главы ведомств договорились, что нужно соблюдать требования закона при избрании меры пресечения задержанным предпринимателям, в том числе не отправлять их в СИЗО без конкретных на то оснований.

Особое внимание в документе уделялось срокам расследования уголовных дел, касающихся предпринимателей. В частности, руководители силовых ведомств договорились, что если расследование длится больше года, то прокуроры на местах должны информировать об этом центральный аппарат Генпрокуратуры.

А если следствие затягивается путем периодического приостановления или прекращения дела с последующим возобновлением, прокуроры должны сообщать об этом высшим руководителям следственных органов, вплоть до начальников следственного департамента МВД и следственного управления ФСБ, а также председателя СКР.

То есть на высшем уровне руководители понимают, что недопустимо безосновательно годами тянуть расследования уголовных дел в отношении предпринимателей.

Ведь несложно понять, что такое затягивание можно расценивать в том числе и как давление на обвиняемых с целью получения от них взяток, иных «благодарностей», либо досудебных выплат в пользу потерпевших. Вот только на местах это «понимание» подчас интерпретируется совершенно иначе.

Как это происходит на деле – прекрасно видно на примере уголовного дела петербургского предпринимателя Андрея Ведерникова.

ДОЛГА НЕТ, ДЕЛО ЕСТЬ

«МК» в Питере» продолжает следить за этим расследованием. Точнее, расследование как таковое как будто уже давно остановилось. А продолжается процессуальная тягомотина.

Кратко напомним суть дела. Оно было возбуждено осенью 2016-го изначально в отношении неустановленных лиц по части 4 статьи 159 УК РФ – «мошенничество в особо крупном размере».

По версии следствия, которое опирается на заявление потерпевшей стороны – еще в 2014 году с заводов «Евроцемент Групп» в Ленинградской области пропало порядка 40 тысяч тонн цемента на общую сумму около 89 миллионов рублей (в пересчете на грузовики – более тысячи машин).

В апреле 2018-го, наконец, появился подозреваемый – петербургский бизнесмен, девелопер Андрей Ведерников (с братом Георгием он стоял у истоков строительной компании ЛСР).

В мае Ведерников из подозреваемого превратился в обвиняемого, а в июне Бокситогорский суд (как потом было установлено – с нарушением принципа подсудности, так как по закону мера пресечения должна была избираться в Куйбышевском суде Петербурга – по месту следствия, а не в ближайшем к заводам потерпевшей стороны суде) отправил предпринимателя в СИЗО.

В ситуацию пришлось вмешаться брату Георгию, который заплатил «Евроцемент групп» всю спорную сумму – 89 миллионов. Примечательно, что сразу после этой выплаты сумма ущерба в материалах дела выросла до 143 миллионов, и только после дополнительных платежей мера пресечения была изменена с содержания в СИЗО на домашний арест. Для полноты понимания аппетитов стороны обвинения нужно сообщить, что далее сумма требований выросла до 250 миллионов рублей. Именно такая сумма фигурировала в отзыве «потерпевшей стороны» в июле 2018 года, а в октябре 2019 было предложено доплатить еще 39 миллионов.

«Евроцемент Групп», признанная потерпевшей стороной в деле Ведерникова, и сама не такая «белая и пушистая».

В августе этого года стало известно, что Сбербaнк подал к компаниям «цементного короля» Филарета Гальчева 14 исков на общую сумму более 155 миллиардов рублей. Также из базы «СПАРК» следует, что всего в 2020 году к «Евроцементу» предъявлено не менее 63 исков.

Ранее сообщалось, что банк получил долг «Евроцемента» перед BТБ. Предприятия «Евроцемента» одновременно пытается банкротить госкорпорация ВЭБ.РФ.

Судя по всему, «Евроцемент» не спешит возвращать взятые кредиты, и банки вынуждены начать процедуры по изъятию активов, вникать в особенности цементного бизнеса и выяснять судьбу пропавших денег. И пока неизвестно, сколько денег было выведено в материнские компании «Евроцемента» (владелец 99,98% долей зарегистрирован в швейцарском Цюрихе, владелец 0,02% долей – в кипрской Никосии).

Несколько лет назад «Евроцемент Групп», будучи во главе холдинга российских производителей цемента «Союзцемент», стала инициатором нового закона об обязательной сертификации цемента.

Когда этот закон был принят, это привело по сути к невозможности импорта материала в Россию (возможно, более качественного и дешевого).

По оценкам экспертов отрасли, такие действия повлекли за собой монополизацию производства и завышение рыночных цен на цемент, и как следствие – рост цен на жилье и дополнительную нагрузку на бюджет в связи с реализацией социальных жилищных программ.

В такой ситуации следователь, по идее, должен быть заинтересован в завершении расследования дела, ведь ущерб, если он и был, давно возмещен, конфликт между предпринимателями можно считать исчерпанным.

Тут еще можно вспомнить, что перед тем как инициировать возбуждение этого уголовного дела, «Евроцемент групп» обращалась с гражданскими исками к компаниям, которые считала виновными в хищении цемента, но не смогла добиться желаемых выплат, получив отказы в судах.

На деле же расследование все еще не завершено, в прошлом году следователь удивил судей и адвокатов, когда в двух разных судах просил для обвиняемого две разные меры пресечения — СИЗО и домашний арест, а в итоге все закончилось подпиской о невыезде из четырех адресов и надлежащем поведении. Теперь этот казус преподают студентам.

Но это не единственная «странность» в этом деле. За четыре года с его возбуждения оно приостанавливалось и возобновлялось уже десять (!) раз. А в общей сложности предварительное следствие продлено на 40 месяцев (три года и четыре месяца), хотя фактически ведется уже 48 месяцев.

ПОТЕРЯТЬ ОБВИНЯЕМОГО, ЧТОБЫ ПРОДЛИТЬ СЛЕДСТВИЕ?

162-я статья Уголовно-процессуального кодекса действительно позволяет следователю продлевать предварительное следствие, приостанавливать его и возобновлять, всякий раз «обнуляя» счетчик срока расследования. Но для этого должны быть веские причины.

Так, например, первые шесть раз дело о хищении цемента приостанавливалось в 2016-2017 годах в связи с тем, что не были установлены подозреваемые. В это время делом занималась следователь следственного отдела УМВД по Бокситогорскому району Ленобласти.

В ноябре 2017-го дело было передано в Главное следственное управление МВД по Петербургу и области, следователю Михаилу Корнаухову.

Следователь Михаил Корнаухов не самая публичная, но в целом занятная личность. В ГСУ МВД по Петербургу и Ленобласти он работает порядка десяти лет, специализируется, судя по всему, на экономических преступлениях. Прежде был главным специалистом юридического отдела Инспекции налоговой службы РФ по Петроградскому району Санкт-Петербурга.

Будучи следователем, в 2011-м вел дело о банкротстве одной из крупнейших в городе фирм по поставкам фруктов, но до суда оно так и не дошло, развалилось, а долги предпринимателей, в том числе перед пенсионными фондами, в итоге были списаны на экономический кризис.

В 2018-м Корнаухов начал заниматься делом предпринимателя Комарова, обвиненного в мошенничестве на 63 миллиона рублей, в суд это дело также не передано.

Кроме того, издание «Ленправда» сообщает любопытную деталь из биографии следователя — в 2002 году Корнаухов защитил кандидатскую диссертацию по теме «Локализация формально-неформальных институциональных норм и их эволюция».

Этот труд вызывает немало вопросов, выглядит одновременно заумно и противоречиво.

Но главное — складывается впечатление, что Михаил Корнаухов в своей следственной деятельности следует принципам своей экономической диссертации и регулярно прибегает к «формально-неформальным» подходам, «локализируя» их на конкретных обвиняемых.

Есть серьезные опасения, что диссертация Корнаухова может стать теоретической платформой для превращения ГСУ МВД по Петербургу и Ленобласти в третейский суд, в котором следователи будут определять судьбы предпринимателей и их активов на коммерческой основе.

Он приостанавливал дело еще четыре раза. Но, как обращают внимание адвокаты предпринимателя, обосновывал свое решение самым странным образом.

Корнаухов ссылался на пункт 3 части 1 статьи 208 УПК РФ, заявляя о том, что «место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует».

Обычно так обозначают ситуацию, когда обвиняемый, например, серьезно болен или находится в том месте, откуда невозможно добраться. Но в случае с Ведерниковым все иначе: он здоров, мобилен и от следствия не скрывается. Следователь Корнаухов приостанавливал следствие в июле – декабре 2019 года.

В это время активно шли судебные разбирательства по мере пресечения для предпринимателя, проходили процессуальные действия. И сам Андрей Ведерников, и его защитники, и следователь Корнаухов неоднократно встречались не только в судах — районных, городском, областном, но и в кабинете у самого следователя.

— Мы считаем, что следствие приостанавливалось необоснованно и незаконно.

Цель этих приостановок и возобновлений, на наш взгляд, — затянуть расследование, чтобы вынудить обвиняемого признать вину и заплатить еще денег, — говорит адвокат Андрея Ведерникова Евгений Тонков.

— В отечественном правопорядке следователи могут «волокитить» дела годами, ведомственный контроль за разумностью сроков носит имитационный характер, а судьи устраняются от контроля за следствием.

Сторона защиты полагает, что, приостанавливая предварительное следствие, следователь Корнаухов злоупотребил своими служебными полномочиями (285 статья УК РФ) и совершил служебный подлог (292 статья УК РФ): 

— На наш взгляд, следователь, во-первых, действовал из личной заинтересованности: чтобы скрыть волокиту по уголовному делу, внес заведомо ложные сведения о невозможности участия Ведерникова в деле.

А это уже влечет существенное нарушение прав и законных интересов предпринимателя, в том числе права на своевременный доступ к правосудию.

Во-вторых, действия следователя нарушают охраняемые законом интересы государства, поскольку сами по себе являются заведомо незаконными и, соответственно, умаляют авторитет федерального госоргана — МВД.

Адвокаты Ведерникова уже подготовили заявление о преступлении, адресованное руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину, и надеются оспорить действия следователя.

АЛЕКСАНДР АБРОСИМОВ, УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ:

«В первую очередь отмечу, что жалобы, относящиеся к уголовно-правовой сфере, занимают одну из главных позиций в структуре обращений, поступающих в мой адрес. Сохранению их большого удельного веса среди общего числа обращений способствовала вызывающая обоснованную критику практика правоприменения со стороны силовых ведомств.

Предприниматели жалуются на необоснованное изъятие имущества организаций на этапах доследственных проверок и расследования уголовных дел с последующим их длительным удержанием и непредоставлением возможности копирования информации, необходимой для продолжения текущей производственной деятельности. Кроме того, в текущем году поводами для обращения стали действия по возбуждению уголовных дел без достаточных к тому, по мнению заявителей, правовых оснований; волокита при проведении доследственных проверок по заявлениям предпринимателей о совершенных в отношении них преступлениях.

Мною заключено соглашение о взаимодействии с прокуратурой города, на основании которого практически в каждом случае поступления жалоб предпринимателей на действия силовых ведомств инициируется проверка со стороны органов прокуратуры.

И решений в пользу предпринимателей в 2020 году становится все больше. В ходе проверок прокуратурой города нередко устанавливались факты несвоевременности осуществления ведомственного контроля руководящих органов ГУВД и СК.

Поэтому необходимо дальнейшее усиление прокурорского надзора в этой сфере».

Источник: https://spb.mk.ru/incident/2020/10/08/kak-chetyrezhdy-poteryat-obvinyaemogo-zdorovayas-s-nim-v-sudakh.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.